Библиотека 
 История 
  Великобритании 
 Ссылки 
 О сайте 





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Игра без правил

- Это бандитский край, будьте осторожны, - напутствовал знакомый ирландец, узнав, что мы с коллегой из "Комсомолки" собираемся на машине совершить поездку по южным графствам Ольстера. Если учесть, что мы сидели в холле гостиницы в Белфасте, то совет звучал довольно странно. Где следует быть начеку, так это в самой столице Северной Ирландии.

И тем не менее за графствами Арма и Даун прочно закрепилась репутация самого опасного района провинции. Хотелось разобраться, в чем тут дело. Может быть, в том, что в этих графствах фермеры живут в удаленных друг от друга хуторах, которые могут легко служить прибежищем для террористов? А может быть, это стереотип, связанный с близостью границы между Ольстером и Ирландской Республикой...

Во всяком случае, мы решили побывать в этих графствах и, если повезет, передать репортаж с места событий. С репортажем, скажем прямо, ничего не вышло. Событий либо не было совсем, либо узнать о них мы не могли, потому что на любого приезжего в приграничных селениях смотрят если не с враждебностью, то с опаской, не зная, чего от незнакомца ждать.

Помнится, город Арма, куда мы попали в воскресенье, встретил угрюмыми взглядами королевских констеблей, носивших черные фуражки и пуленепробиваемые жилеты, да пронзительной тишиной, которую внезапно нарушил бурный перезвон колоколов, доносившийся из католических и протестантских церквей.

Наверное, впечатления от поездки так и остались бы лежать "мертвым грузом" в блокноте, если бы не сообщения в прессе, которые заставили вернуться к вопросу о том, почему же приграничная зона обрела нелестное прозвище "бандитский край".

Сначала пришло известие о том, что в Белфасте состоялся суд над констеблем, хладнокровно пристрелившим около города Арма двух безоружных католиков, которые подозревались в связи с подпольной организацией ирландских патриотов. Как обычно в таких случаях, судья, рассматривавший дело, вынес полицейскому оправдательный приговор под тем предлогом, что он всего лишь "выполнял свой долг". Однако во время процесса вскрылась немаловажная деталь: британская контрразведка, которая навела констебля на "подозрительных ирландцев", следила за ними еще на территории Ирландской Республики.

Иными словами, на суде был официально признан факт нарушения Лондоном суверенитета соседней страны. Британскому послу в Дублине пришлось даже принести извинение ирландскому правительству. Но, как гласит поговорка, беда никогда не приходит в одиночку. Не успел стихнуть скандал с констеблем, как выступил с интервью отставной капитан английской разведки Фред Холройд. Его свидетельства обнажили еще более зловещие черты политики Лондона. Выясняется, что, не ограничиваясь слежкой, британские спецслужбы совершают убийства и похищения людей в чужом государстве.

Сознание того, что он воюет на стороне угнетателей, пришло к Холройду не сразу. Несколько лет он был офицером разведки при особом отделе полиции и штабе третьей армейской бригады, которая отвечает за безопасность в графстве Арма. Командование высоко его ценило. Помощник главного констебля писал в аттестации, что "Холройд - это человек безусловной лояльности, отменной храбрости, а также преданности долгу, какую ищешь, но редко находишь сегодня". Карьера его оборвалась в результате грызни между различными подразделениями сил безопасности. Конкуренты из армейской разведки добились его отстранения от службы и даже попытались упрятать в психиатрическую лечебницу.

Эта затея не удалась. Экспертиза установила, что он вполне нормален. Обвинение в "психической неустойчивости" было вычеркнуто из послужного списка. Однако после того, как с ним чуть было не расквитались "свои", капитан стал по-иному смотреть на то, что происходит в Ольстере. Отношения с начальством обострились. Итог закономерен - пришлось подать в отставку.

И вот Холройд сидит перед телевизионной камерой и рассказывает, как группа служащих диверсионных частей (САС) расправилась с деятелем ирландского национального движения Джоном Грином... Зритель видит узкий проселок, сочную зелень лугов и прилепившийся к холму Малеаш одинокий фермерский дом. В этом коттедже, на ирландской стороне рядом с границей, ненадолго поселился Грин, и САС через своих осведомителей получила об этом сигнал.

На операцию отправились трое из САС. Несколько часов они сидели в засаде, ожидая, пока фермер уйдет доить коров. Когда Грин остался один, лазутчики вышибли дверь и в упор выпустили в него две очереди из автоматического пистолета.

Санкционируя это убийство, командование САС исходило из того, что тайна операции никогда не будет раскрыта. И в самом деле, если бы эта история опиралась только на показания Холройда, то в нее никто бы не поверил. Но остались улики. Во-первых, пуля из пистолета, принадлежащего офицеру из САС, возглавляющего тройку диверсантов; во-вторых, фотография изрешеченного пулями ирландца, которой этот офицер, очевидно, должен был подтвердить выполнение задания.

От диверсии на холме Малеаш нить тянется к одному из самых жестоких преступлений прошлого десятилетия - уничтожению музыкантов из ансамбля "Майами шоубэнд". Следствие, проведенное властями Ирландской Республики, установило, что в членов группы стреляли из пистолета того же типа, который использовался САС для "устранения" Грина.

Прошло уже довольно много времени с тех пор, как Холройд огласил эти факты. Какова же реакция Уайтхолла? Двоякая: в Лондоне официальные лица молчат, словно набрав в рот воды, а в Дублине английские представители твердят, будто ни о чем не ведали. Что ж, допустим, акты террора на чужой земле были делом рук "безответственных ковбоев" из секретных служб, об этом порой пишут в прессе. Но как в таком случае объяснить, что офицер САС, стрелявший в Грина, удостоился (посмертно) одной из высших военных наград - Креста Георга? Ведь присуждение этого ордена никак не могло состояться без одобрения правительства.

Сколько бы ни отнекивались британские власти, им не уйти от ответственности и за похищения через границу ирландцев, борющихся за воссоединение страны. В этом отношении особенно трагичной оказалась участь Шона Маккены. Еще в начале семидесятых годов его отца, жившего в Ольстере, интернировали и подвергли пыткам. Этот факт был засвидетельствован международной комиссией юристов. А впоследствии охранка добралась и до самого Шона Маккены, укрывшегося в республике. Английские агенты устроили ему западню, переправили в Ольстер, а потом объявили, будто он "случайно перешел границу и наткнулся на патруль". В итоге Маккену упекли в казематы тюрьмы Лонг Кеш.

Сама техника похищения стара как мир. Как поведал журналу "Нью стейтсмен" некий О'Хара, в прошлом боксер, английская разведка каждый раз обещала ему по пятьсот фунтов стерлингов за выполнение этих грязных поручений. О'Хара с напарником должен был подстеречь названное лицо у дома, оглушить ударом, связать, накинуть на голову мешок и выбросить на британскую сторону границы, благо она почти не охраняется. Английским солдатам оставалось только арестовать "нарушителя".

Много веков назад история уготовила Ирландии участь быть первой британской колонией. Какие только злодеяния не были совершены там во имя защиты навязанных Лондоном порядков. И сегодня английская военщина, прикрываясь лозунгом охраны закона и порядка, продолжает вести вдоль границы, делящей остров, игру, в которой жертвами становятся не только люди, но и принципы международного права и элементарной морали.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2014
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://uk-history.ru/ "UK-History.ru: Великобритания"