Библиотека 
 История 
  Великобритании 
 Ссылки 
 О сайте 





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава восьмая. Сентябрьские затруднения

Сентябрь, так же как и июнь, был месяцем крайнего напряжения для тех, кто нес ответственность за военные усилия Англии. Воздушная битва, о которой уже упоминалось и от которой все зависело, протекала с величайшей ожесточенностью и неуклонно приближалась к кульминационному моменту. Теперь, оглядываясь назад, можно сказать, что победа английских военно-воздушных сил 15 сентября ознаменовала собой решающий поворот. Но в то время это было неясно, и мы не могли предугадать, не предстоят ли еще более ожесточенные налеты и сколько времени они будут продолжаться.

Из моих бесед с маршалом авиации Даудингом, который обычно приезжал на машине в конце недели из Аксбриджа в Чекерс, я понял, что командование истребительной авиации испытывает крайнее напряжение. Еженедельные данные, которые я просматривал, свидетельствовали о том, что мы располагаем достаточной численностью, при условии, что налеты противника не усилятся. Но в сводках не было отражено напряжение всех физических и духовных сил летчиков. При всей их бесконечной преданности долгу в условиях, когда им зачастую приходилось сталкиваться с противником, превосходящим их по численности в пять-шесть раз, при всем сознании превосходства, которое порождалось их непрерывными успехами и тяжелыми потерями противника, все же существовали пределы выносливости человека.

Тем временем множились признаки надвигающегося германского вторжения. Наши аэрофотосъемки показывали, что в голландских, бельгийских и французских портах и устьях рек сосредоточено свыше трех тысяч самоходных барж. Мы не могли точно определить, какие резервы более крупных кораблей сосредоточены в устье Рейна или в Балтийском море, из которого все еще был открыт путь через Кильский канал.

Рассматривая проблему вторжения, я выдвигал доводы, на которых зиждилась моя уверенность, что мы. разобьем врага, если он придет, и,следовательно, что он не придет; я продолжал пристально следить за событиями. В то же время невозможно было, не испытывая чувства страха, наблюдать, опираясь на данные аэрофотосъемки и донесения агентов, как с каждой неделей усиливаются приготовления. Это чувство подкрадывается незаметно. Грозный противник не придет, если не будет твердо уверен в победе и не подготовит планы с немецкой тщательностью. Но не может ли произойти какая- либо неожиданность? Не пустит ли он в ход десантные баржи для танков или какое-либо удачное импровизированное средство вместо этого? Какие еще возможны сюрпризы? Вся наша ночная бомбардировка была сосредоточена на портах, откуда могло начаться вторжение и где каждую ночь, как видно, немцы репетировали погрузку и разгрузку барж и других судов. Результаты проводившихся нами бомбардировок скоплений барж в бухтах или у причалов, судя по данным аэрофотосъемки, неоднократно разочаровывали меня.

Начальники штабов в целом придерживались мнения, что вторжение неизбежно, тогда как я относился к этому скептически и выражал противоположную точку зрения. Тем не менее невозможно было подавить то внутреннее волнение, которое порождается длительным балансированием над бездной. Конечно, нам приходилось напрягать каждый нерв, чтобы быть наготове. Не была упущена из виду ни одна мера, которая могла быть принята благодаря стараниям и изобретательности наших командиров, бдительности наших грозных армий и стойкости и бесстрашию всего нашего народа.

* * *

Все наше военное производство и его первоочередные задачи надо было теперь пересмотреть в свете нашей изоляции от континента. Я консультировался по этим вопросам с министром снабжения и другими заинтересованными лицами. В начале месяца после большой подготовки, проведенной в моем узком кругу, и тщательной проверки я подготовил для кабинета общую директиву относительно снабжения военными материалами, которая должна была служить руководством в 1941 году.

Положение с военными материалами

Меморандум премьер-министра 3 сентября 1940 года

"1. Флот может проиграть войну, но только авиация может ее выиграть. Поэтому наши главные усилия должны быть направлены на то, чтобы добиться решающего превосходства в воздухе. Истребители - это наше спасение, но только бомбардировщики могут послужить средством одержания победы. Мы поэтому должны увеличивать способность сбрасывать над Германией все большее количество бомб с тем, чтобы сокрушить всю промышленную и научную базу, от которой зависят военные усилия и экономическая жизнь противника, и в то же время держать его на расстоянии от нашего острова. Никаким другим способом, доступным в настоящее время, мы не можем рассчитывать одолеть огромную военную мощь Германии и свести на нет дальнейшие победы Германии, которых можно опасаться, когда все силы противника будут переключены на Африканский и Восточный театры военных действий. Таким образом, авиация и ее действия в самых широких масштабах должны, с учетом всего сказанного ниже, пользоваться приоритетом перед военно-морским флотом или армией.

2. Такое орудие войны, как блокада, уже притупилось и, поскольку речь идет о Германии, стало менее действенным ввиду территориальных завоеваний немцев и их возможности грабить в своих интересах оккупированные или запуганные народы. Уже нет таких особо важных материалов, лишение которых помешало бы их военным усилиям. Военно-морской флот в настоящее время с известным напряжением выполняет свою задачу - сохранение коммуникаций, но поскольку эти трудности устраняются благодаря новым мерам военно-морского министерства, прибытию американских эсминцев и увеличению строительства истребителей подводных лодок на наших собственных верфях, мы можем ожидать заметного улучшения. Чрезвычайно важно, чтобы военно-морское министерство сосредоточило свое внимание на наступательных военных планах и на бомбардировке неприятельского и оккупированного врагом побережья, особенно в районе Средиземного моря. Строительство истребителей подводных лодок должно продолжаться впредь до дальнейших указаний в максимальных масштабах, чтобы каждый стапель заполнялся, как только освобождается. Программа военно-морского строительства не отражается заметно на авиации; часть броневых листов, выделенных для этой программы, должна быть отдана для строительства танков.

3. Решение увеличить возможно скорее численность армии до 55 дивизий, по-видимому, не требует пересмотра. В том числе мы должны поставить своей целью создание десяти бронетанковых дивизий к концу 1941 года. Выполнение этих программ вооружения потребует полной загрузки наших военных заводов.

4. Следует приложить усилия, чтобы завершить оснащение нашей армии в самой Англии и нашей армии на Среднем Востоке. Наиболее слабым местом являются танки и боеприпасы для стрелкового оружия, особенно специального; противотанковые пушки и ружья и в еще большей степени боеприпасы к ним; минометы и особенно боеприпасы к ним; винтовки. Мы рассчитываем получить дополнительно 250 тысяч винтовок из Соединенных Штатов, но печально, что, как нам заявили, здесь, в Англии, до конца 1941 года может быть выпущено не больше полумиллиона винтовок. Необходимо значительно увеличить выпуск винтовок.

5. Фактически вторжение следует считать постоянной угрозой, но она вряд ли осуществится, пока на нашем острове размещены крупные силы. Помимо этого, единственным важным театром военных действий в 1940/41 году, насколько можно предвидеть, будет Средний Восток. Там мы должны постараться ввести в действие английские, австралийские и индийские войска в масштабах, которые могут быть ограничены только морским транспортом и местными средствами обслуживания и ремонта. Мы должны рассчитывать, что нам придется воевать в Египте и Судане, в Турции, Сирии или Палестине и, возможно, в Ираке и Персии. Для этих театров надо дополнительно подготовить пятнадцать английских дивизий, шесть австралийских и по меньшей мере шесть индийских дивизий. Решающими факторами будут авиация и механизированные войска.

6. По-прежнему существует возможность десантных наступательных операций против неприятеля или оккупированной противником территории в Европе или Северной Африке. Но оружие и материалы, необходимые для этих операций, будут выделены из числа тех, о которых уже упоминалось в общих положениях.

7. Задача, стоящая перед нами, как справедливо напоминает министр снабжения, поистине внушительна, если учесть гигантские размеры военных и авиационных средств немцев. Однако это не такая война, в которой массы людей осыпают друг друга массой снарядов. Скорее всего, мы сможем справиться с превосходящими силами противника путем изобретения нового оружия, и прежде всего при помощи передовой науки. Если, например, оправдаются надежды, возлагаемые на ряд новых изобретений, которые должны помочь обнаружить и поразить самолеты противника как с воздуха, так и с земли независимо от видимости, то тогда в корне изменится не только стратегическое положение, но и положение с военными материалами. И если такое оружие, как невращающиеся снаряды, сможет быть обеспечено боеприпасами, приборами управления огнем и другими вспомогательными приспособлениями, которые увеличивают точность попадания в три или четыре раза по сравнению с существующей ныне, то земля сделает огромный шаг на пути к завоеванию воздуха. Военно-морской флот вновь обретет значительную долю прежней свободы передвижения и способность вести наступательные действия. А армия будет в состоянии высаживаться во многих пунктах, не рискуя оказаться беззащитной от воздушного нападения. Увеличение численности высококвалифицированного научного персонала, а также подготовка людей, которые будут ведать новым оружием и научно-исследовательской работой, связанной с ним, должны быть в центре нашего внимания и усилий. Можно ожидать, что положение с зенитными орудиями и боеприпасами станет намного легче, хотя в настоящее время еще слишком рано изменять нынешние планы.

8. Если не считать возможности вторжения в больших масштабах, что невероятно, то до весны 1941 года не предстоит расходовать или растрачивать большое количество военных материалов. Таким образом, нам предстоит восьмимесячный период, если он не будет прерван, в течение которого мы должны в огромной мере увеличить выпуск военных материалов и можем рассчитывать на неуклонное и быстрое накопление запасов. Именно для выполнения этой цели должны быть использованы все наши ресурсы в отношении кредитов, материалов и прежде всего квалифицированной рабочей силы".


Эта политика была в целом принята моими коллегами, и действия всех ведомств сообразовывались с нею.

13 сентября главные силы итальянской армии начали давно ожидавшееся продвижение через границу Египта. Они насчитывали шесть пехотных дивизий и восемь бронетанковых батальонов.

Наши войска прикрытия состояли из трех пехотных батальонов, одного бронетанкового батальона, трех батарей и двух рот бронеавтомобилей. Им было приказано отходить с боями - операция, для которой они подходили по своим качествам и в силу приспособленности к действиям в пустыне. Итальянцы начали атаку сильным обстрелом наших позиций близ пограничного города Саллум. Когда пыль и дым рассеялись, стало видно, что итальянские войска выстроены в замечательном боевом порядке. В авангарде находились мотоциклисты, четко выстроенные от фланга к флангу и от фронта к тылу. За ними стояли легкие танки и многочисленные ряды автомашин. По словам одного английского полковника, это зрелище напоминало "празднование дня рождения в Лонг Вэлли в Олдершотском лагере". Батальон 3-го Колдстримского гвардейского пехотного полка, который противостоял этому внушительному строю, медленно отошел, и наша артиллерия широко воспользовалась щедро предоставленными ей мишенями, находившимися перед ней.

Южнее две крупные колонны противника двигались по открытой пустыне к югу от длинного горного кряжа, который тянется параллельно морю и который можно перейти только в Халфайя. Это был "перевал Халфайя" ("адский огонь"), игравший роль во всех наших позднейших битвах. Каждая итальянская колонна состояла из многих сотен автомашин, причем в авангарде находились танки, противотанковые пушки и артиллерия, а в центре - пехота, посаженная на грузовики. Такое построение, которое применялось несколько раз, мы прозвали "ежом". Наши войска отступили перед превосходящей численностью противника, пользуясь каждой возможностью тревожить неприятеля, движения которого казались беспорядочными и нерешительными. Грациани позднее объяснил, что в последний момент он решил отменить свой план охватывающего движения через пустыню и "сосредоточить все свои войска на левом фланге с тем, чтобы предпринять молниеносный бросок вдоль побережья к Сиди-Баррани". В соответствии с этим огромные массы итальянских войск медленно продвигались вдоль побережья по двум параллельным дорогам. Они атаковали эшелонами пехоты, посаженной на грузовики, по 50 машин в эшелоне. Солдаты Колдстримского гвардейского батальона умело отступали по своему усмотрению от Саллума на последующие позиции в течение четырех дней, нанося противнику жестокие потери.

17 сентября итальянская армия достигла Сиди-Баррани. Мы потеряли за это время 40 человек убитыми и ранеными, а противник примерно в пять раз больше, а также 150 танков и автомашин. Здесь, удлинив свои коммуникации на 60 миль, итальянцы закрепились и простояли следующие три месяца. Наши мелкие подвижные колонны постоянно тревожили их, и они испытывали серьезные затруднения с техническим обслуживанием и ремонтом. Муссолини первоначально, по словам Чиано, "захлебывался от радости. Он взял всю ответственность за наступление на себя и гордится тем, что он был прав". По мере того как недели превращались в месяцы, его радость таяла. Однако нам в Лондоне казалось несомненным, что через два-три месяца итальянская армия, гораздо более многочисленная, чем все силы, которые мы могли бы собрать, возобновит наступление, чтобы захватить дельту Нила. Кроме того, всегда существовала опасность появления немцев! Мы, конечно, не могли ожидать столь длительной остановки, которая последовала за наступлением Грациани. Было разумно предположить, что в Мерса-Матрухе развернется главное сражение. В течение истекших недель мы сумели перебросить наши драгоценные танки вокруг мыса Доброй Надежды, и пока эта задержка не причинила нам ущерба. Теперь танки приближались к нашим позициям.

* * *

В течение всего этого времени я тревожился за Мальту, которая казалась почти беззащитной.

Премьер-министр - генералу Исмею для начальника имперского генерального штаба

21 сентября 1940 года

"Эта телеграмма (от губернатора и главнокомандующего вооруженными силами на Мальте) подтверждает мои опасения по поводу Мальты. Поскольку оборона побережья построена примерно из расчета один батальон на участок в пятнадцать миль и поскольку нет никаких резервов для контратаки, о которых стоило бы упоминать, в случае вторжения остров окажется во власти десантных сил противника. Вы должны помнить о том, что мы не господствуем на море вокруг Мальты. Таким образом, опасность представляется чрезвычайно серьезной. Мне думается, что нужны четыре батальона, но ввиду трудности переброски транспортов с запада мы должны пока удовольствоваться двумя. Надо найти два боеспособных батальона. С помещениями, по-видимому, не будет особых трудностей".

* * *

Когда я оглядываюсь на все эти треволнения, я вспоминаю историю об одном старике, который сказал на смертном одре, что в течение всей жизни у него было множество тревог и опасений, которые так и не оправдались. Это было вполне применимо к моему состоянию в сентябре 1940 года. Немцы были биты в воздушном сражении за Англию. Попытка вторгнуться в Англию с моря так и не была предпринята. Фактически к этому времени Гитлер уже обратил свои взоры на Восток. Итальянцы не развивали наступления на Египет. Бронетанковая бригада, посланная вокруг мыса Доброй Надежды, прибыла вовремя, правда, не для оборонительной битвы при Мерса-Матрухе в сентябре, но для более поздней операции, несравненно более выгодной. Мы нашли средства укрепить оборону Мальты, прежде чем на нее было совершено какое-нибудь серьезное нападение с воздуха, и никто никогда не осмелился высадить десант на этот остров-крепость. Так миновал сентябрь.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2014
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://uk-history.ru/ "UK-History.ru: Великобритания"