Библиотека 
 История 
  Великобритании 
 Ссылки 
 О сайте 





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава шестая. Египет и Средний Восток

(Июнь - июль - август 1940 г.)

После того как Франция вышла из войны, а Великобритания начала борьбу за свое существование, Муссолини вполне мог думать, что близок момент осуществления его мечты о господстве на Средиземном море и восстановлении прежней Римской империи. Освобожденный от какой бы то ни было необходимости быть настороже в отношении французов в Тунисе, он мог в еще большей степени увеличить свою многочисленную армию, которую он подготавливал Для вторжения в Египет. Взоры всего мира были прикованы к судьбе Британского острова, к сосредоточившимся для вторжения германским армиям и к драме борьбы за господство в воздухе. Этому, конечно, мы уделяли свое основное внимание. Во многих странах полагали, что мы почти задыхаемся. Наша уверенная и решительная позиция вызывала восхищение наших друзей, но им казалось, что нам не на что было опираться. Тем не менее военный кабинет был полон решимости оборонять Египет против кого бы то ни было с использованием любых ресурсов, которые могли быть выделены в обстановке той решающей борьбы, которая происходила дома. Положение стало еще труднее, когда военно-морское министерство заявило, что оно не может проводить военные транспорты через Средиземное море из-за наличия воздушной угрозы. Все должно было отправляться вокруг мыса Доброй Надежды. Таким образом, мы легко могли бы ослабить силы в битве за Англию и не оказать помощи сражению за Египет. Странно, что в этот момент каждый, кого это касалось, был спокоен и бодр. Но теперь, когда пишешь эти строки, они вызывают дрожь.

* * *

Когда Италия объявила 10 июня 1940 года войну, английская разведка оценивала - и мы знаем теперь, что этот расчет был верен - общую численность итальянских войск в прибрежных провинциях Северной Африки в 215 тысяч человек, не считая гарнизонов в Абиссинии, Эритрее и Сомали. Они были расположены в следующих пунктах: в Триполитании - шесть регулярных и две территориальные дивизии; в Киренаике - две регулярные и две территориальные дивизии, помимо пограничных войск численностью в три дивизии; всего 15 дивизий. Британские силы в Египте состояли из 7-й бронетанковой дивизии, двух третей индийской 4-й дивизии, одной трети новозеландской дивизии, а также 14 английских батальонов и двух артиллерийских полков, не сведенных в соединения. Общая численность всех этих сил достигала примерно 50 тысяч человек. Эти войска должны были одновременно обеспечивать как защиту западной границы, так и внутреннюю безопасность Египта. Поэтому наши шансы на поле боя против итальянцев были весьма неравны, а кроме того, итальянцы имели также значительно больше самолетов.

В течение июля и августа итальянцы проявляли активность во многих пунктах. Существовала угроза продвижения из Кассалы к Белому Нилу на запад в направлении Хартума. Тревога распространилась в Кении в результате опасения того, что итальянские экспедиционные войска двигаются в 400 милях южнее от Абиссинии в направлении к реке Тана и Найроби. Значительные итальянские вооруженные силы продвигались в Британское Сомали. Однако все эти беспокойства были незначительными по сравнению с тревогой, вызванной возможностью итальянского вторжения в Египет, которое явно готовилось в крупных масштабах. В течение последнего времени Муссолини непрерывно передвигал свои силы на востоке к Египту. Еще до войны была построена превосходная дорога вдоль побережья, начиная от главной базы в Триполи, через Триполитанию, Киренаику и Ливию к египетской границе. По этой дороге в течение многих месяцев подряд шел все возрастающий поток военных перевозок. Постепенно создавались и пополнялись крупные склады в Бенгази, Дерне, Тобруке, Бардии и Саллуме. Протяженность этой дороги превышала тысячу миль, причем все эти многочисленные итальянские гарнизоны и склады снабжения располагались вдоль нее, как бусы на нитке.

В конечном пункте этой дороги близ египетской границы терпеливо собиралась и формировалась итальянская армия численностью 70-80 тысяч человек, оснащенная значительным количеством современного вооружения. Перед глазами этой армии сверкал приз - Египет. Позади нее тянулась длинная дорога к Триполи, а затем было лишь море. Если бы эти силы, которые формировались в течение ряда лет по частям, неделя за неделей, могли непрерывно продвигаться на восток, опрокидывая на пути всех, кто попытается оказать им сопротивление, их судьба была бы блестящей. Если бы они завоевали плодородные районы дельты Нила, то рассеялись бы все их заботы о тяжелом обратном пути. С другой стороны, в случае неудачи лишь немногие добрались бы до дому. В действующей армии и в ряде крупных пунктов снабжения вдоль всего побережья к осени насчитывалось, по крайней мере, 300 тысяч итальянцев, которые могли даже при отсутствии помех отступать на запад вдоль дороги лишь постепенно или по частям. Для этого им потребовалось бы несколько месяцев. И если бы сражение на египетской границе было проиграно, фронт армии был прорван и времени у них оказалось недостаточно, все они были бы обречены на смерть или захвачены в плен. Однако в июле 1940 года не было ясно, кто выиграет сражение.

Нашей передовой оборонительной позицией в тот момент был конечный пункт железной дороги Мерса-Матрух. На запад к Сиди- Баррани шло хорошее шоссе, но за ним вплоть до границы и Саллума не было никакой дороги, способной питать в течение сколько-нибудь продолжительного времени более или менее значительные силы, стоящие на границе. Из некоторых наших самых лучших регулярных войск была сформирована небольшая механизированная группа прикрытия, состоявшая из 7-го гусарского (легкого танкового) полка, 11-го гусарского полка (бронемашин) и двух моторизованных батальонов 60-го пехотного полка и стрелковой бригады с двумя полками моторизованной королевской конной артиллерии. Тотчас же после возникновения войны был отдан приказ о нападении на итальянские пограничные посты. Соответственно с этим в течение двадцати четырех часов части 11-го гусарского полка пересекли границу, захватили врасплох итальянцев, ничего еще не знавших об объявлении войны, и взяли их в плен.

Следующей ночью, 12 июня, эта успешная операция была повторена, а 14 июня части 7-го гусарского полка совместно с одной ротой 60-го пехотного полка захватили пограничные форты в Капуццо и Маддалене, взяв при этом в плен 220 итальянцев. 16 июня они проникли на еще большую глубину, уничтожили 12 танков, перехватили конвой на шоссе Тобрук - Бардия и захватили в плен генерала.

В ходе этих небольших по масштабу, но весьма оживленных военных действий наши войска чувствовали, что преимущество на их стороне, и вскоре начали считать себя хозяевами Пустыни. До столкновения с крупными формированиями или укрепленными Постами они могли двигаться в любом направлении, собирая трофеи в результате ожесточенных стычек.

С запада прибывало все большее число неприятельских войск, и к середине июля противник восстановил свою линию фронта, подбросив две дивизии и часть подразделений двух других дивизий. В начале августа наши части прикрытия были усилены группой поддержки 7-й бронетанковой дивизии, включавшей батальон 3-го Колдстримского гвардейского полка, 1-й батальон 60-го пехотного полка, 2-ю пехотную бригаду, 11-й гусарский полк, одну роту 6-го королевского танкового батальона, две механизированные батареи королевского конноартиллерийского полка, одна из которых была противотанковой. Эта небольшая группа войск, расположенная на 60-мильном фронте, продолжала со все возрастающей силой тревожить противника. Согласно опубликованным итальянцами данным, за первые три месяца войны их потери составили около 3,5 тысячи человек, из которых 700 человек были взяты в плен. Наши собственные потери едва превышали 150 человек. Таким образом, первая фаза войны, которую объявила Британской империи Италия, оказалась для нас благоприятной.

* * *

Верховное командование на Среднем Востоке, возглавляемое генералом Уэйвеллом, предложило ожидать удара итальянского наступления близ укрепленной позиции Мерса-Матрух. Это казалось единственно возможным выходом, пока нам не удастся сформировать армию. Исходя из этого, я выдвинул следующие задачи. Прежде всего собрать возможно более крупные силы для того, чтобы противопоставить их итальянским захватчикам. Для этой цели оказалось необходимым пойти на риск во многих других районах. С болью в сердце я наблюдал за рассредоточением сил, к чему военные власти проявляли терпимое отношение. Хартум и Голубой Нил, безусловно, требовали укрепления на случай удара с итало-абиссинской границы, но какой был смысл держать без дела в Кении 25 тысяч человек, включая южноафриканскую бригаду и две бригады прекрасных западноафриканских войск? Мне удалось достичь кое- чего, но лишь после продолжительной и упорной борьбы против непрерывно выдвигавшегося избитого аргумента о необходимости обеспечения безопасности повсюду.

Я приложил все старания к тому, чтобы получить войска из Сингапура и добиться перевода прибывшей туда австралийской дивизии сначала в Индию для обучения и подготовки, а затем в Западную Пустыню. Вторая моя забота состояла в том, чтобы развернуть достаточно сил против слабых итальянцев и против серьезной угрозы с воздуха, за свободу плавания по Средиземному морю с тем, чтобы сделать Мальту неприступной. Самым важным мне казалось направлять военные транспорты, особенно с танками и орудиями, через Средиземное море, а не вокруг мыса Доброй Надежды. Эта цель, казалось мне, оправдывала многие рискованные предприятия. Послать дивизию из Англии в Египет вокруг мыса Доброй Надежды значило наверняка лишить ее на три месяца возможности сражаться где бы то ни было; но это были драгоценные месяцы, и в нашем распоряжении было очень мало дивизий. Наконец, наш остров находился теперь под прямой угрозой вторжения. До какой степени мы могли позволить себе обезоруживать собственный дом и цитадель ради Среднего Востока?

* * *

В июле 1940 года я начал, как это видно из телеграммы и записей, все больше и больше беспокоиться за Восток. Длинная прибрежная дорога не выходила у меня из головы. Снова и снова я возвращался к мысли о необходимости перерезать ее путем высадки с моря мощных сил. Конечно, в этот период мы не располагали надлежащими танкодесантными судами. Все же было бы возможно импровизировать необходимое оборудование для подобных операций. Осуществление этой операции наряду с ожесточенными боями могло бы вызвать значительное отвлечение войск противника с фронта.

Военный министр Иден сообщил своему комитету о нехватке войск, вооружения и ресурсов на Среднем Востоке, а также о том, что начальник имперского генерального штаба в равной степени обеспокоен этим. Комитет настаивал на полном оснащении бронетанковой дивизии, находившейся уже в Египте, но далеко не полностью укомплектованной, а также рекомендовал посылку другой бронетанковой дивизии в ближайшее время, как только ее можно было бы высвободить внутри страны. Начальники штабов одобрили эти выводы.

Я чувствовал острую необходимость переговорить о надвигавшихся серьезных событиях в Ливийской пустыне с генералом Уэйвеллом. Я не встречался с этим выдающимся офицером, на ответственности которого лежало столь многое, и я попросил военного министра пригласить его на неделю для консультаций, когда будет найдена такая возможность. Он прибыл 8 августа. Он работал со штабом и имел несколько продолжительных бесед со мной и с Иденом. Командование на Среднем Востоке в тот период должно было решать необычную группу военных, политических, дипломатических и административных вопросов чрезвычайной сложности. Потребовалось более года различных превратностей, прежде чем я и мои коллеги смогли понять необходимость разделения обязанностей на Среднем Востоке между главнокомандующим, государственным министром и политическим представителем при главном командовании на Среднем Востоке для того, чтобы справиться с проблемой снабжения. Не будучи полностью согласен с использованием генералом Уэйвеллом находящихся в его распоряжении ресурсов, я все же считал, что лучше оставить его во главе командования.

* * *

В результате штабных переговоров 10 августа Дилл при горячем одобрении Идена написал мне, что военное министерство подготавливает немедленную отправку в Египет одного батальона крейсерских танков (52 танка), одного легкого танкового полка (52 танка) и одного батальона пехотных танков (50 танков), а также 48 противотанковых орудий, 20 легких зенитных орудий типа "Бофорс", 48 87,6-мм полевых орудий, 500 пулеметов "Брен" и 250 противотанковых ружей с необходимыми боеприпасами. Все это намечалось отправить, как только будет погружено на транспорты. Вопрос стоял лишь о том, будут ли они отправлены вокруг мыса Доброй Надежды или будет сделана попытка отправить их через Средиземное море. Я настаивал перед военно-морским министерством, как это будет указано в одной из последующих глав, о направлении судов непосредственно через Средиземное море. По этому вопросу происходило много дискуссий. Тем временем кабинет принял решение относительно погрузки и отправки этих бронетанковых частей и оставил окончательное решение о том, каким путем они будут направлены, до момента их прибытия к Гибралтару. Этот вопрос оставался нерешенным до 26 августа, и к этому времени нам суждено было узнать гораздо больше об угрозе итальянского нападения. Ни минуты времени не было потеряно.

* * *

Следующая выработанная вместе директива была окончательно сформулирована мной, и кабинет с согласия начальников штабов одобрил ее без изменений.

Премьер-министр - военному министру и начальнику имперского генерального штаба

16 августа 1940 года

(Общая директива для главнокомандующего на Среднем Востоке)

Часть I

"1. Сейчас следует ожидать крупного наступления на Египет из Ливии в любой момент. Поэтому необходимо сформировать и развернуть возможно более крупную армию на самой западной границе и в ее направлении. Все политические и административные соображения должны быть соответственно подчинены этому...

2. Эвакуация Сомали навязана нам противником, тем не менее в стратегическом отношении она нам удобна. Все вооруженные силы в Сомали или приписанные к Сомали должны быть переброшены в Аден, в Судан через Порт-Судан или Египет, в зависимости от того, что будет сочтено нами лучшим.

3. Оборона Кении должна рассматриваться как менее важная по сравнению с обороной Судана. После кризиса в Египте у нас будет время, и из Судана можно будет перебросить подкрепления в Кению морем и по железной дороге до того, как крупные итальянские экспедиционные силы смогут достичь реки Тана. Мы всегда сможем подбросить подкрепление в Кению быстрее, чем итальянцы перебросят туда свои войска из Абиссинии или из Итальянского Сомали.

4. Соответственно две западноафриканские бригады либо две бригады королевских африканских стрелков должны быть немедленно переброшены в Хартум. Мы просим генерала Смэтса разрешить нам перебросить южноафриканскую бригаду или большую ее часть в зону канала и в район Дельты для использования ее в целях поддержания внутренней безопасности. Должны быть предприняты меры для продолжения ее обучения. Морскому министерству предложено сообщить относительно возможностей судоходства в Индийском океане и Красном море.

5. Ввиду того что следует ожидать усиленных воздушных атак в районе Красного моря в результате завоевания итальянцами Британского Сомали, весьма важно усилить нашу авиацию в Адене.

6. Две бригады: одна - регулярных войск и вторая - австралийская, которые в настоящее время находятся в боевой готовности в Палестине, должны быть сейчас же переброшены в район Дельты, чтобы высвободить коммуникации в Палестине для движения дальнейших резервов по мере того, как таковые будут оснащаться для несения полевой службы или формироваться для службы внутренней безопасности.

7. Однако три-четыре полка английской кавалерии без лошадей должны немедленно взять на себя несение службы в зоне канала, высвободив три находящихся там батальона регулярных войск для зачисления их в общий резерв действующей армии в районе Дельты.

8. Остальные австралийские части в Палестине, насчитывающие шесть батальонов, будут, таким образом, также в состоянии в пятидневный срок подготовиться к движению в район Дельты для несения службы внутренней безопасности или других целей, которые могут возникнуть. Польская бригада и часть французских добровольцев должны быть переброшены в район из Палестины, как только это станет возможным, и должны быть включены в общий резерв.

9. Переброска индийской дивизии, которая либо грузится, либо уже находится в пути, должна быть всемерно ускорена. Если какая-то часть войск, эвакуированных из Сомали, не потребуется для Адена и будет достаточной для укрепления положения в Судане в дополнение к подкреплениям, переброшенным туда из Кении, эта дивизия, как это весьма желательно, должна в полном составе проследовать в Суэц, чтобы присоединиться к армии в районе Дельты (названной позже Нильской армией).

В дополнение к вышеуказанному, по крайней мере, три батареи английской артиллерии, хотя и на конной тяге, должны быть погружены немедленно в Индии для отправки в зону Суэцкого канала.

Морское министерство должно обеспечить транспорт.

10. Подавляющая часть передвижений войск должна быть закончена между 15 сентября и 1 октября, и, исходя из этого, армия в районе Дельты должна будет состоять из:

1)английских бронетанковых частей в Египте;

2)четырех английских батальонов, находящихся в Мерса-Матрухе, двух батальонов, находяшихся в Александрии, и двух батальонов, находящихся в Каире,- всего восемь батальонов;

3)трех батальонов из зоны канала;

4)резервной английской бригады из Палестины - всего 14 английских регулярных пехотных батальонов;

5)новозеландской бригады;

6)австралийской бригады из Палестины;

7)польской бригады;

8)части южноафриканской бригады из Восточной Африки;

9)индийской 4-й дивизии, находящейся сейчас в тылу в Мерса-Матрухе;

10)новой индийской дивизии, находящейся в пути;

11)11 тысяч новобранцев, прибывающих почти немедленно в Суэц;

12)всей артиллерии (насчитывающей 150 орудий), находящейся в настоящее время на Среднем Востоке или на пути из Индии;

13)египетской армии - насколько она может быть использована для боевых операций.

11. Указанная армия не позднее 1 октября должна насчитывать 39 батальонов, включая бронетанковые силы; всего 56 тысяч человек и 212 орудий, не считая войск, несущих службу по поддержанию внутренней безопасности.

Часть II

12. Есть надежда, что морское министерство перебросит бронетанковую бригаду из Англии, состоящую из трех танковых полков, через Средиземное море. Если это окажется невозможным, то можно рассчитывать, что она прибудет, обогнув мыс Доброй Надежды, в первой половине октября. Прибытие этих сил в сентябре настолько важно, что оправдывает в значительной степени риск, связанный с их переброской.

Часть III
Тактическое использование указанных сил

13. Позиции в Мерса-Матрухе должны быть полностью укреплены с предельной скоростью. Сектор, удерживаемый тремя египетскими батальонами, должен быть передан трем английским батальонам, что сделает войска однородными. Это должно быть сделано даже в том случае, если египетское правительство пожелает отвести артиллерию, находящуюся сейчас в распоряжений этих батальонов. Вместе с главнокомандующим средиземноморским флотом следует изучить как возможность перебросить подкрепление в Мерса-Матрух морем, так и возможность перерезать коммуникации противника после того, как его войска проследуют по этим коммуникациям к Дельте. Это можно сделать либо в районе Саллума, либо, предпочтительнее, еще дальше на запад.

14. Все источники водоснабжения, расположенные между Мерса-Матрухом и Александрией, должны быть приведены в негодность. По этому поводу прилагается специальное указание. Не следует делать никаких попыток оставлять небольшие группы для обороны колодцев, расположенных близ побережья в этом районе. Индийская 4-я дивизия должна быть отведена в Александрию, когда это будет необходимо, или переброшена морем. Дорога из Саллума в Мерса-Матрух и еще в большей степени гудронированная дорога из Мерса-Матруха в Александрию, как только они будут оставлены, должны быть разрушены с помощью мин замедленного действия или путем разрушения асфальтовой поверхности химическими веществами.

15. Должна быть подготовлена (как это следовало сделать давно) главная линия обороны, которую будет удерживать вся армия района Дельты, с надлежащим образом расположенными резервами. Эта линия обороны должна проходить от Александрии по границе возделываемых земель и ирригационных каналов в районе Дельты. Для этой цели от побережья до района возделываемых земель и главного ирригационного канала должны быть построены прочнейшие бетонные сооружения, а также укрепления из мешков с песком и бетонные огневые точки.

Трубопровод впереди этой зоны должен быть продлен настолько быстро, насколько это возможно. Зона Дельты является самым трудным препятствием для танков всех типов, и ее легко можно будет удерживать при помощи укреплений из мешков с песком для обороны Египта и создания весьма прочного протяженного фланга для фронта в районе Александрии. Широкая полоса в четыре- пять миль должна быть затоплена водами Нила, контролируемыми у Асуана. На этой линии или за ней должен быть сооружен ряд узлов сопротивления с артиллерией.

16. В таком положении армия района Дельты будет ожидать начала итальянского вторжения. Следует ожидать, что противник будет продвигаться большими силами, размеры которых будут ограничиваться лишь снабжением водой и горючим, однако эти ограничения будут серьезными. Почти наверняка противник будет обладать мощными бронетанковыми силами на правом фланге для того, чтобы сдержать и отбросить назад наши более слабые силы, если они не будут подкреплены вовремя бронетанковым полком из Англии. Он заблокирует, если не сможет штурмовать, Мерса-Матрух. Однако если основная линия фронта района Дельты будет тщательно укреплена и решительно удерживаться, противник будет вынужден развернуть свою армию, снабжение которой водой, горючим, продовольствием, а также боеприпасами будет затруднено. Как только армия будет развернута и серьезно вовлечена в сражение, действия против его коммуникаций из Мерса-Матруха в виде бомбардировок с моря и путем перерезания коммуникаций у Саллума или даже дальше на запад явятся для него смертельным ударом.

17. Таким образом, кампания по обороне района Дельты будет заключаться в следующем: прочная оборона на левом фланге от Александрии внутрь страны и активное воздействие военно-морских сил на коммуникации противника на правом фланге. В то же самое время можно надеяться, что (наши) подкрепления, оперирующие с Мальты, помешают переброске дальнейших подкреплений - итальянских или германских - из Европы в Африку.

18. Все это можно осуществить до 1 октября при условии, если мы будем иметь время. Если нет, то мы должны сделать, что сможем. Все обученные или регулярные части - полностью или частично оснащенные - должны быть использованы для обороны района Дельты. Все находящиеся под ружьем белые, а также индийские или иностранные части должны быть использованы для поддержания внутренней безопасности. Египетской армии должна быть отведена роль в оказании поддержки фронту в районе Дельты, и, таким образом, в самом Египте останется только борьба против бунтующих толп.

Прошу провести вышеуказанное в жизнь и быть готовым обсудить это в деталях со мной в 16 часов 30 минут 16 августа".


С этой директивой генерал Уэйвелл возвратился в Каир в начале второй половины августа.

До декабря 1939 года наша политика в войне с Италией состояла в том, чтобы эвакуировать Сомали. Однако в декабре начальник имперского генерального штаба генерал Айронсайд заявил о необходимости оборонять эту территорию и в качестве последнего средства удерживать Берберу. К началу августа 1940 года в этом районе мы уже имели один английский батальон ("Блэк Уотч"), два индийских и два восточноафриканских батальона, сомалийский верблюжий отряд с одной африканской легкой батареей и небольшими подразделениями противотанковых и зенитных частей. 21 июля генерал Уэйвелл телеграфировал в военное министерство, что отход без борьбы оказал бы пагубное влияние на наш авторитет и что Сомали могло бы быть ценной базой для дальнейших наступательных действий.

Итальянцы вступили в Британское Сомали 3 августа. У них было три батальона итальянской пехоты, четырнадцать батальонов колониальной пехоты, две группы горновьючной артиллерии и отряды средних и легких танков и бронемашин. Эти крупные силы начали наступление 10 августа, а новый английский командующий генерал Годвин Остин прибыл туда вечером 11 августа. Бои шли 12 и 13 августа, и после тяжелого артиллерийского обстрела одна из наших четырех ключевых позиций была захвачена противником. Вечером 15 августа генерал Годвин Остин принял решение отступить. "Это,- заявил он, - был единственный для нас путь избежать катастрофического поражения и уничтожения". Командующий на Среднем Востоке дал разрешение на эвакуацию, и таковая была успешно осуществлена под сильным прикрытием батальона "Блэк Уотч".

Я был далеко не удовлетворен тактикой, применявшейся в этом деле, которое остается единственным в истории поражением, нанесенным нам итальянцами. Именно в этот момент, когда в Египте назревали грозные события и когда столь многое зависело от нашего престижа, удар вызвал ущерб, превосходивший его стратегические масштабы. В Италии торжествовали, и Муссолини ликовал по поводу перспектив своего наступления на долину Нила. Однако генерал Уэйвелл защищал действия генерала Остина, утверждая, что бои были жестокими.

* * *

Поступавшие к нам в этот момент сведения свидетельствовали о быстром увеличении итальянских вооруженных сил в Албании и возникающей в связи с этим угрозе для Греции. По мере того как приготовления немцев для вторжения в Англию расширялись и становились более очевидными, было бы особенно неправильно ослаблять наши воздушные налеты на устья германских и голландских рек и французские порты, где сосредоточивались баржи. Я не принимал никакого решения относительно переброски эскадрилий бомбардировщиков из Англии. Однако часто бывает разумно иметь разработанные в деталях планы.

Премьер-министр - начальнику штаба военно-воздушных сил и генералу Исмею

(Для исполнения в тот же день.) 28 августа 1940 года

"Прошу представить мне предложения о переброске по крайней мере четырех эскадрилий тяжелых бомбардировщиков в Египет, помимо тех, которые в настоящий момент перебрасываются. Эти эскадрильи будут оперировать с передовых баз в Греции на расстояния, которые потребуются в случае, если Греция будет вынуждена вступить в войну с Италией. Они будут заправляться там для полетов на Италию. Этим налетам будут подвержены многие важные объекты, включая итальянский флот. Лучше действовать из Греции в случае, если она вступит в войну, чем с Мальты, так как она сейчас не защищена. Доклад должен быть кратким и просто показывать метод, трудности и цели, а также должен содержать расчет времени".

* * *

Я не вижу лучшего способа закончить данную главу, чем привести доклад о существовавшей в августе обстановке, который я направил премьер-министрам Австралии и Новой Зеландии.

Этот доклад последовал за моим посланием от 16 июня.

Премьер-министр - премьер-министрам Австралии и Новой Зеландии

11 августа 1940 года

"Штабы совместно разрабатывают документ о положении на Тихом океане, но я попытаюсь послать вам заранее краткое к нему предисловие. Мы прилагаем все усилия, чтобы избежать войны с Японией, идя на уступки там, где японская военная клика может форсировать разрыв, и занимая твердую позицию там, где обстановка менее опасна, как, например, в случае с арестами (японцами) отдельных лиц. Лично я не думаю, что Япония объявит войну, если Германия не сможет успешно осуществить вторжение в Англию. Если Япония увидит, что Германия либо не смогла, либо не смеет пытаться делать этого, я предвижу более легкие времена для района Тихого океана. Прибегая, против нашего желания, к политике уступок в отношении японских угроз, мы всегда помним о ваших интересах и безопасности.

Если, однако, Япония объявит нам войну, ее первой целью за пределами Желтого моря, вероятно, будет Голландская Индия. По-видимому, это не понравится Соединенным Штатам. Как они поступят, мы не можем сказать. Они не дают никаких обязательств относительно поддержки, однако их основной флот на Тихом океане должен вызывать у японского морского министерства серьезное беспокойство. На этой первой стадии англо-японской войны мы должны, конечно, оборонять Сингапур, который в случае нападения - что мало вероятно - должен выдержать длительную осаду. Мы должны быть также в состоянии использовать Цейлон в качестве базы для линейного крейсера и быстроходного авианосца. Эти корабли вместе со всеми австралийскими и новозеландскими крейсерами и эсминцами, которые возвратятся к вам, будут служить мощным сдерживающим фактором для вражеских крейсеров-рейдеров...

Возникает еще один вопрос: попытается ли Япония после объявления войны вторгнуться в Австралию и Новую Зеландию крупными силами. Мы думаем, что это вряд ли вероятно, во-первых, потому, что Япония увязла в Китае, во-вторых, потому, что она получит богатую добычу в Голландской Индии, и в-третьих, потому, что она будет очень опасаться посылать так далеко на юг значительную часть своего флота, оставляя между собой и этой эскадрой американский флот. Если, однако, вопреки благоразумию и собственным интересам Япония попыталась бы осуществить в крупных масштабах вторжение в Австралию или Новую Зеландию, я имею совершенно ясные полномочия кабинета заверить вас, что мы должны были бы тогда, несмотря на наши потери в Средиземном море, пожертвовать всем, за исключением лишь обороны Англии, от которой зависит все, и своевременно послать вам на помощь такой флот, который был бы в состоянии дать сражение любым японским силам в австралийских водах, отпарировать любые силы вторжения и, конечно, перерезать коммуникации этих сил с Японией.

Мы надеемся, однако, что события примут иной оборот. Выиграв у Японии время, мы сможем пережить нынешнюю опасную обстановку. В Англии мы сейчас гораздо сильнее, чем в мае...

Мощь военно-морского флота усиливается с каждым месяцем, и мы сейчас начинаем получать корабли, начатые постройкой в соответствии с огромной программой в начале войны. В период между июнем и декабрем 1940 года в строй вступят более пятисот больших и малых кораблей, а многие из них имеют чрезвычайно важное значение. Германский военно-морской флот сейчас слабее, чем когда бы то ни было. "Шарнхорст" и "Гнейзенау" повреждены и находятся в доках, "Бисмарк" еще не проходил испытаний, "Тирпиц" вступит в строй на три месяца позже "Бисмарка". Сейчас в эти две критические недели, после которых будет уже поздно осуществлять вторжение, они имеют в своем распоряжении лишь один карманный линкор, пару тяжелых крейсеров типа "Хиппер", вооруженных восьмидюймовыми орудиями, два легких крейсера и, возможно, с десяток эсминцев.

Поэтому мы здраво и все в большей степени чувствуем уверенность в нашей способности успешно обороняться и выдержать в течение года или двух лет, которые, возможно, потребуются для того, чтобы добиться победы".

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2014
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://uk-history.ru/ "UK-History.ru: Великобритания"