Библиотека 
 История 
  Великобритании 
 Ссылки 
 О сайте 





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава пятая. Американские эсминцы и вест-индские базы

15 мая 1940 года в первой телеграмме, направленной президенту после того, как я стал премьер-министром, я просил его "одолжить нам 40-50 старых эсминцев для того, чтобы заполнить брешь между тем, что мы имеем в наличии в настоящее время, и новым крупным строительством, предпринятым нами в самом начале войны. К этому времени в будущем году мы будем иметь их в большом количестве, но до этого, если Италия выступит против нас, имея еще 100 подводных лодок, наше напряжение может дойти до предела". Я вновь возвратился к этому вопросу в моей телеграмме от 11 июня после того, как Италия объявила нам войну. "Ничто не будет для нас столь важно, как иметь 30-40 старых эсминцев, которые вы уже переконструировали. Мы сможем быстро оснастить их нашими локаторами... Следующие шесть месяцев будут иметь для нас жизненно важное значение". В конце июля, когда мы остались в одиночестве и были уже втянуты в роковую воздушную битву с перспективой неизбежного вторжения, я возобновил свою просьбу.

По мере развития этой дискуссии становилось очевидным, что посланные мною в июне телеграммы, в которых подробно излагались возможные тяжелые последствия для Соединенных Штатов в результате успешного вторжения на Британские острова и их завоевания, сыграли немаловажную роль в высших американских кругах. Вашингтон потребовал от нас заверений в том, что английский флот ни при каких обстоятельствах не будет передан немцам. Мы были готовы дать это обязательство в самой торжественной форме. Нам это ничего не стоило, поскольку мы были готовы умереть.

* * *

В тот период мы имели в Вашингтоне исключительно одаренного и влиятельного посла. Я знал Филиппа Керра, который теперь стал маркизом Лотианом, еще во времена Ллойд Джорджа в 1919 году и ранее, и мы часто и сильно расходились во взглядах в период от Версаля до Мюнхена и позже. По мере того как напряжение развертывавшихся событий нарастало, Лотиан не только обнаружил самое широкое понимание положения, но и умел глубоко проникать в суть дела. Он много размышлял о серьезном значении посланий, отправленных мной в период падения Франции президенту о возможной судьбе английского флота в случае вторжения в Англию и ее завоевания. Он вращался среди руководителей в Вашингтоне, которые не только были глубоко встревожены в силу симпатий к Англии и ее делу, но, естественно, еще в большей степени опасались за жизнь и судьбу Соединенных Штатов.

Лотиана встревожили последние слова моей речи в палате общин 4 июня, когда я заявил: "Мы никогда не сдадимся, и даже если - хотя я не верю в это ни одной минуты - наш остров или значительная его часть будет захвачена, а население будет умирать от голода, наша заокеанская империя, вооруженная и обороняемая английским флотом, продолжит борьбу до тех пор, пока в час, Предназначенный богом, Новый Свет со всей своей силой и мощью не выступит для спасения и освобождения Старого Света". Он полагал, что эти слова должны были ободрить "тех, кто верил, что, если бы даже Великобритания погибла, ее флот все же сумел бы пересечь Атлантический океан и добраться до них". Читателю известно, что за кулисами я разговаривал другим языком. Я объяснил свою точку зрения в тот период министру иностранных дел и послу.

Премьер-министр - лорду Лотиану 9 июня 1940 года

"Последние слова моей речи были адресованы, конечно, в первую очередь Германии и Италии, которым в данный момент противна уже одна мысль о войне между континентами, и притом войне длительной; кроме того, я имел в виду также и доминионы, опекунами которых мы являемся. Тем не менее я всегда учитывал и то, что Вы всегда имеете в виду, и не раз упоминал об этом в различных телеграммах президенту, а также Маккензи Кингу*. Если бы Великобритания пала в результате вторжения, то прогерманское правительство могло бы добиться от Германии гораздо более легких условий, выдав ей флот, что превратило бы Германию и Японию в хозяев Нового Света. Столь подлое действие никогда не было бы совершено нынешними советниками его величества; но если бы было сформировано какое-либо квислинговское правительство, оно именно так бы поступило, и пожалуй, оно не могло бы поступить иначе. Президент должен ясно осознать это. Вы должны говорить с ним в этом духе и, таким образом, рассеять беззаботное предположение Соединенных Штатов, что они сумеют в результате проводимой ими политики подобрать обломки Британской империи. Наоборот, они подвергаются страшному риску, что их могущество на море будет полностью сломлено. Более того, нацисты, безусловно, потребуют островов и морских баз, чтобы держать в страхе Соединенные Штаты. Если мы погибнем, то у Гитлера будут все шансы завоевать мир.

* (Премьер-министр Канады.)

Надеюсь, что все вышеизложенное окажет помощь в Ваших переговорах".


Прошел почти целый месяц, прежде чем выявились результаты. Затем прибыла обнадеживающая телеграмма от посла. Он сообщил (5-6 июля), что осведомленное общественное мнение в США стало наконец сознавать грозящую опасность полной потери английского флота, если бы ход войны повернулся против нас и если бы США продолжали сохранять нейтралитет. Однако было бы чрезвычайно трудно убедить американское общественное мнение согласиться на передачу нам американских эсминцев, если оно не будет уверено в том, что в случае вступления США в войну английский флот или та его часть, которая к тому времени еще сохранится, пересечет после разгрома Великобритании Атлантический океан.

В Вашингтоне состоялся ряд подробных и тревожных консультаций, и в первую неделю августа мы получили через лорда Лотиана предложение о передаче нам 50 старых, но реконструированных американских эсминцев, находившихся в военно-морских доках на восточном побережье, в обмен на ряд баз на Вест-Индских островах, а также на Бермудских островах. Конечно, не могло быть никакого сравнения между внутренней ценностью этих устаревших и малоэффективных кораблей, с одной стороны, и громадной постоянной стратегической безопасностью, предоставляемой Соединенным Штатам в форме этих островных баз, - с другой. Однако угрожающее нам вторжение и значение фактора численности в проливах делали нашу потребность неотложной. Более того, стратегическая ценность этих островов имела значение лишь в случае действий против Соединенных Штатов. В прежние времена они могли представлять собой промежуточные этапы для нападения на Америку из Европы или Англии. В настоящее время, учитывая появление авиации, для безопасности американцев было еще важнее, чтобы эти острова находились в дружественных или в их собственных руках. Но дружественные руки могли утратить силы в результате судорожной битвы, начинавшейся ныне за Англию. Веря, как и всегда, в то, что существование Англии связано с существованием Соединенных Штатов, я и мои коллеги считали, что нахождение этих баз в руках американцев было бы явным преимуществом. Поэтому я не рассматривал этот вопрос с узко английской точки зрения.

Была еще одна более веская побудительная причина, нежели наша нужда в эсминцах или потребность американцев в базах. Передача Великобритании 50 американских военных кораблей была явно не нейтральным шагом со стороны Соединенных Штатов. С точки зрения всех исторических понятий, это могло служить для германского правительства оправданием для того, чтобы объявить войну США. Президент считал, что не было опасности, а я полагал, что не было надежды так просто разрешить столь многочисленные трудности. Интересы и образ действий Гитлера побуждали его разбивать своих противников одного за другим. Он меньше всего стремился ввязаться в войну с Соединенными Штатами до того, как покончит с Англией. Тем не менее передача эсминцев Англии в августе 1940 года явилась событием, которое, безусловно, приблизило Соединенные Штаты к нам и к войне; этот шаг явился одним из первых в длинной цепи все менее и менее нейтральных действий в Атлантическом океане, оказавших нам исключительную услугу. Этот шаг свидетельствовал о переходе Соединенных Штатов из положения нейтральной к положению невоюющей стороны. Хотя Гитлер не мог позволить себе обижаться на подобную тактику, весь мир, как мы увидим ниже, понял значение этого события.

По всем этим причинам военный кабинет и парламент одобрили политику предоставления в аренду баз для того, чтобы получить эсминцы при условии, что мы сможем убедить власти Вест-Индских островов пойти на такую серьезную жертву и беспокойство в их жизни ради империи. 6 августа Лотиан телеграфировал, что президент хочет получить срочный ответ относительно будущей судьбы нашего флота. Он хотел получить заверение в том, что в случае разгрома Великобритании английский флот не капитулирует и не будет потоплен, а будет продолжать борьбу за империю за океаном. Утверждалось, что этот довод окажет наибольшее влияние на конгресс при обсуждении вопроса об эсминцах. По его мнению, перспективы проведения закона о передаче эсминцев постепенно улучшались.

Президенту я послал следующую телеграмму:

15 августа 1940 года

"Мне нет необходимости говорить Вам о том, насколько я благодарен за Ваши неутомимые усилия, направленные на оказание нам всевозможной помощи. Я уверен в том, что Вы пошлете нам все, что в Ваших силах, ибо Вы хорошо знаете, что цена каждого эсминца, который Вы можете уделить нам, может быть определена лишь в рубинах. Но нам нужны также торпедные катера, о которых Вы упоминали, и столько летающих лодок и винтовок, сколько Вы можете уделить нам. Около миллиона наших солдат ожидают винтовок.

Моральная ценность такой новой помощи со стороны Вашего правительства и народа в этот критический момент будет очень большой и будет ощущаться повсюду.

Мы можем пойти Вам навстречу по обоим пунктам, которые Вы считаете необходимыми, для оказания Вам поддержки в конгрессе и перед другими заинтересованными кругами, но я уверен, что Вы не поймете меня превратно, если я заявлю, что наша готовность поступить таким образом должна быть обусловлена нашей уверенностью в отсутствии каких бы то ни было задержек в передаче нам судов и летающих лодок. Что касается нашего заверения относительно судьбы английского флота, то я, конечно, готов повторить Вам то, что я заявил в парламенте 4 июня. Мы намерены бороться здесь до конца, и никто из нас никогда не купит мира ценой капитуляции или путем потопления нашего флота... Что касается военно-морских и военно-воздушных баз, то я вполне согласен с Вашими предложениями о сдаче их в аренду на 99 лет, что является для нас гораздо более легким делом, нежели метод покупки.

Еще раз, г-н президент, разрешите мне поблагодарить Вас за Вашу помощь и ободрение, которые для нас имеют столь большое значение".

Лотиан счел этот ответ превосходным и заявил, что теперь имеется реальная возможность, что президент будет в состоянии предоставить 50 эсминцев без законодательства. В этом еще не было уверенности, но он полагал, что мы должны без промедления послать несколько команд английских эсминцев в Галифакс и на Бермудские острова. Если бы американские эсминцы были предоставлены, а английских команд для их переброски через Атлантику наготове не оказалось, то это произвело бы наихудшее впечатление в Америке. Более того, тот факт, что наши команды уже ожидают на месте, подчеркивал бы для конгресса неотложность дела.

На своей пресс-конференции 16 августа президент сделал следующее заявление:

"Правительство Соединенных Штатов ведет переговоры с правительством Британской империи о приобретении военно-морских и военно-воздушных баз для обороны Западного полушария и особенно Панамского канала. Правительство Соединенных Штатов ведет переговоры с канадским правительством относительно обороны Западного полушария".

Согласно сообщениям печати, президент заявил, что Соединенные Штаты готовы предоставить Великобритании что-либо взамен, но он не знает, что именно. Он неоднократно подчеркивал, что переговоры о военно-воздушных базах ни в какой мере не связаны с вопросом об эсминцах. Эсминцы, сказал он, не имеют отношения к проектируемым соглашениям.

Президент, которому всегда приходилось считаться с конгрессом и с военно-морскими властями Соединенных Штатов, был, конечно, вынужден во все большей степени представлять эту сделку своим соотечественникам как чрезвычайно выгодное дело, дающее Соединенным Штатам в эти грозные времена огромную степень безопасности взамен нескольких флотилий устаревших эсминцев. Это было совершенно верно, но такое заявление отнюдь не устраивало меня. Мысль о сдаче в аренду какой-либо части этих исторических территорий возбудила большое волнение среди членов парламента и в правительстве, и если бы весь этот вопрос был представлен англичанам как простая распродажа британских владений в обмен на 50 эсминцев, то это, безусловно, встретило бы сильнейшую оппозицию. Вот почему я старался объяснить эту сделку самыми высокими побуждениями, на что я имел полное право, поскольку она, по существу, выражала и поддерживала прочные общие интересы стран английского языка.

С согласия президента 20 августа я рассказал об этом в парламенте.

Бывший военный моряк - президенту 22 августа 1940 года

"Я весьма благодарен Вам за все, что Вы делаете для нас. Я не намеревался заключить с Вами какой-либо контракт, соглашение или сделку, связанную с продажей. Дело заключается в том, что наш кабинет вынес решение предложить Вам военно-морские и военно-воздушные базы у Атлантического побережья совершенно независимо от вопроса об эсминцах или какой-либо другой помощи. С нашей точки зрения, мы являемся двумя друзьями, помогающими Друг другу в минуту опасности всем, чем они могут. Вот почему хотим предоставить Вам вышеуказанные возможности, не требуя ничего взамен; и если бы даже Вы сочли завтра невозможным Для себя передать нам эсминцы и прочее, то наше предложение все же сохранит свою силу, ибо мы рассматриваем его как сделанное в общих интересах... В то же время мы полностью доверяем Вашему суждению и чувствам народа Соединенных Штатов в отношении оказания нам помощи вооружением и т. д. в меру Ваших сил и возможностей. Мы несем значительные потери в торговых судах на северо-западных подступах, которые являются сейчас нашей единственной линией регулярных коммуникаций, связывающих нас с океанами, и Ваши 50 эсминцев, если бы они немедленно прибыли, явились бы для нас драгоценной помощью".


После этого Лотиан телеграфировал, что конституционные условия делают для президента "совершенно невозможным" передачу эсминцев в качестве великодушного подарка. Они могут быть даны лишь в обмен на что-либо. В соответствии с существующим законодательством ни начальник штаба, ни комиссия по установлению тактических свойств кораблей военно-морского флота не могут удостоверить, что корабли не являются существенно необходимыми для национальной обороны, а без этого передача их может быть законной лишь в обмен на что-либо определенное, что, по мнению комиссии и морского штаба, усилит безопасность Соединенных Штатов.

Премьер-министр - генералу Исмею 27 августа 1940 года

"Отчет лорда Лотиана о просьбе президента Рузвельта следует теперь написать в первом лице в случае, если от нас потребуется публичная декларация.

Представьте мне проект в этом духе с тем, чтобы я смог продиктовать телеграмму. Проект должен быть у меня сегодня утром".

27 августа 1940 года

"Правительство его величества делает президенту Соединенных Штатов следующее предложение:

Руководствуясь чувствами дружбы и доброй воли, мы готовы немедленно встретиться с Вашими представителями для того, чтобы рассмотреть вопрос о предоставлении в аренду сроком на 99 лет территорий для создания на них военно-морских и военно-воздушных баз в следующих пунктах: Ньюфаундленд, Бермудские острова, Багамские острова, Ямайка и др.

Детали должны быть урегулированы позже..."

В то же самое время я предложил для опубликования нижеследующий текст телеграммы, которую президент мог бы направить мне для того, чтобы добиться желательного ему заверения:

"Согласно имеющимся сообщениям, премьер-министр Великобритании заявил 4 июня 1940 года в парламенте, что если бы в ходе нынешней войны, в которой участвуют Великобритания и английские колонии, воды, омывающие Британские острова, больше уже нельзя было бы оборонять английскими военными кораблями, английский флот ни в коем случае не был бы ни сдан, ни потоплен, а был бы направлен за океан для защиты других частей империи.

Правительство Соединенных Штатов настоящим почтительнейше запрашивает о том, является ли вышеприведенное заявление твердой политической линией английского правительства".

Президент согласился с этим текстом, и я направил ему приводимый ниже согласованный заранее ответ:

"Вы спрашиваете меня, г-н президент, является ли "твердой политической линией правительства его величества" мое заявление в парламенте от 4 июня 1940 года относительно того, что Великобритания никогда не выдаст и не потопит свой флот. Это, безусловно, так".

Таким образом, все было благоприятно разрешено, и 5 сентября я в сдержанных выражениях уведомил палату общин об этом и получил ее согласие, а по существу, и общую поддержку.

Так мы получили 50 американских эсминцев. Мы предоставили Соединенным Штатам в аренду на 99 лет военно-воздушные и военно-морские базы в Вест-Индии и на Ньюфаундленде. И наконец, я повторил свое заявление в форме заверения президенту, что английский флот не будет потоплен и не будет выдан. Все это я рассматривал как параллельные шаги и жесты доброй воли, осуществленные с учетом их достоинства, а не как сделку коммерческого характера. Президент счел более приемлемым представить их конгрессу как нечто целое. Никто из нас не противоречил друг другу, и обе страны были удовлетворены. Последствия этого для Европы оказались огромными.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2014
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://uk-history.ru/ "UK-History.ru: Великобритания"