Библиотека 
 История 
  Великобритании 
 Ссылки 
 О сайте 





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава четырнадцатая. Тронхейм

Захват Тронхейма, будь он нам под силу, несомненно, послужил бы ключом к любым серьезным операциям в Центральной Норвегии. Его захват означал овладение безопасной гаванью с причалом для судов и доками. В этой гавани можно было и базировать армию в 50 тысяч человек и больше. Поблизости находился аэродром, с которого могло действовать несколько эскадрилий истребителей. Обладание Тронхеймом открывало прямую железнодорожную связь со Швецией и сильно увеличивало шансы на шведское вмешательство или взаимную помощь в случае, если сама Швеция подвергнется нападению. Только из Тронхейма можно было наверняка остановить продвижение немецких войск на север из Осло. Исходя из общих принципов политики и стратегии союзникам было выгодно вести бои с Гитлером в наиболее крупных масштабах в Центральной Норвегии, если он намеревался добраться до этих районов. Можно было легко взять штурмом находящийся далеко на севере Нарвик или принудить его к сдаче, и его можно было бы удержать. Мы господствовали на море. Что же касается воздушных операций, то если бы мы сумели твердо укрепиться на норвежских аэродромах, мы, не колеблясь, вели бы с германской авиацией бои в масштабах, какие позволяли условия, ограничивающие действия обеих сторон.

Все эти доводы оказались убедительными как для французского военного совета, так и для английского военного кабинета и большинства их советников. Английский и французский премьер-министры были единодушны. Генерал Гамелен изъявил готовность направлять в Норвегию французские дивизии или английские дивизии для переброски из Франции в Норвегию в таких же масштабах, в каких немцы перебрасывали свои войска. Он считал, что следует вести длительные сражения крупных масштабов южнее Тронхейма, где почти всюду условия местности благоприятны для обороны. Казалось, что мы сумеем доставить войска и снаряжение в район военных действий по открытому морю через Тронхейм гораздо быстрее, чем немцы смогут пробить себе путь по единственному шоссе и железной дороге из Осло. Причем обе эти дороги можно было перерезать бомбардировкой или действиями авиадесанта позади них. Оставался один лишь вопрос: сможем ли мы вовремя захватить Тронхейм? Сможем ли мы добраться туда до прибытия главных сил противника с юга, и сумеем ли мы с этой целью получить хотя бы временную передышку от господства противника в воздухе, которому сейчас нечего противопоставить? 13 апреля военно-морское министерство официально уведомило главнокомандующего о решении верховного совета выделить войска для захвата Тронхейма.

"Считаете ли вы, - говорилось в радиограмме, - что можно уничтожить или подавить до такой степени береговые батареи, чтобы транспортные суда получили возможность войти в залив? Если да, то сколько судов и какого типа вы можете предложить?"

В ответ адмирал Форбс запросил детальную информацию об обороне Тронхейма. Он согласился, что линкоры днем могут уничтожить или подавить береговые батареи при наличии соответствующих снарядов. Но в то время на кораблях флота метрополии таких снарядов не было. Первая и самая главная задача, указывал он, защитить Десантные суда от сильных воздушных налетов во время перехода по узкому коридору протяженностью в тридцать миль, а вторая задача - осуществить, преодолевая сопротивление, высадку, о которой уже достаточно известно. При упомянутых обстоятельствах он не считал операцию возможной.

Военно-морской штаб настаивал на своей точке зрения, и адмиралтейство с моего искреннего согласия направило 15 апреля следующий ответ:

"Мы по-прежнему считаем, что следует снова изучить возможность проведения описанной операции. Она состоится не раньше чем через семь дней, которые должны уйти на тщательную подготовку. Опасность воздушных атак бывает приблизительно одинаковой всюду, где крупные десантные суда попадают в опасную зону. Наш план состоит в том, чтобы, помимо бомбардировки аэродрома в Ставангере самолетами королевских военно-воздушных сил, на рассвете начался обстрел с "Суффолка" фугасными снарядами, с расчетом вывести аэродром из строя. Аэродром в Тронхейме может быть выведен из строя действиями бомбардировщиков военно-морской авиации и последующим обстрелом. Дан приказ о доставке в Росайт фугасных снарядов для пятнадцатидюймовых орудий. Для выполнения этой операции потребовались бы "фьюри" и 1-я эскадра крейсеров. Исходя из этого, убедительно просим вас еще раз рассмотреть этот важный проект".


Адмирал Форбс, хотя не вполне убежденный в обоснованности плана, на этот раз отнесся к нему более благосклонно. В своем ответе он заявил, что не предполагает больших трудностей с военно-морской стороны, если не считать, что он не сможет обеспечить противовоздушную защиту транспортов во время высадки. Для осуществления операции потребуются "Вэлиант" и "Ринаун" - для защиты "Глориес" от нападения с воздуха, "Уорспайт" - для обстрела, а также по крайней мере четыре крейсера с зенитной артиллерией и около двадцати эсминцев.

* * *

В то время как полным ходом шла разработка плана фронтального штурма Тронхейма, с моря уже осуществлялись две дополнительные десантные операции для охвата города с суши. Первая из них проводилась в ста милях к северу - в Намсусе, где генерал-майор Картон де Виарт был назначен командующим войсками и получил приказ "захватить район Тронхейма". Его информировали, что военно-морской флот предварительно высадит отряд численностью в триста человек с целью захвата и удержания пунктов до высадки основных сил. План сводился к тому, чтобы две пехотные бригады и легкая дивизия альпийских стрелков высадились в этом районе одновременно с главной атакой флота на Тронхейм - операция "Хаммер". С этой целью из-под Нарвика отозвали 146-ю бригаду и альпийских стрелков. Картон де Виарт вылетел на летающей лодке и достиг Намсуса 15 апреля вечером, подвергшись ожесточенным воздушным атакам. Вторая высадка намечалась в Ондальснесе, на расстоянии примерно 150 миль по шоссе к юго-западу от Тронхейма. Здесь также подразделениями военных моряков был захвачен плацдарм, и 18 апреля сюда прибыл с войсками бригадный генерал Морган и принял на себя командование. Главнокомандующим всеми войсками, участвовавшими в операциях в Центральной Норвегии, был назначен генерал-лейтенант Масси. Этот офицер вынужден был осуществлять командование из военного министерства, поскольку разместить его ставку в Норвегии пока что не представлялось возможным.

* * *

15 апреля я доложил, что все планы осуществляются, но встречаются серьезные затруднения. В Намсусе толщина снежного покрова достигла четырех футов, и никакой защиты от атак с воздуха не было. В воздухе полностью господствовала авиация противника, и у нас не было ни зенитных орудий, ни аэродрома, с которого наши эскадрильи могли совершать вылеты. Адмирал Форбс, добавил я, сначала не проявлял большого желания пробиться в Тронхейм ввиду опасности воздушных атак. Конечно, было крайне важно, чтобы королевские воздушные силы продолжали налеты на аэродром в Ставангере, через который вражеские самолеты совершали путь на север. 17 апреля "Суффолк" должен будет обстрелять этот аэродром из своих восьмидюймовых пушек. Это было одобрено, и обстрел произвели, как намечалось. На аэродроме были произведены некоторые разрушения, но, когда "Суффолк" отправился в обратный путь, он в течение семи часов подвергался непрерывной бомбардировке. На следующий день корабль прибыл в Скапа-Флоу. Он сильно пострадал, ют был разрушен.

Теперь военному министру надлежало назначить командующего Тронхеймской операцией. Сначала его выбор пал на генерал-майора Хотблэка, которого высоко ценили, и 17 апреля на заседании начальников штабов, состоявшемся в военно-морском министерстве, его ознакомили с поставленными задачами. Но в половине первого ночи с ним случился припадок на ступенях дворца герцога Йоркского, и через некоторое время его подобрали в бессознательном состоянии. К счастью, он оставил все бумаги в штабе, где над ними работали. На следующее утро вместо Хотблэка был назначен бригадный генерал Берни-Фиклин. Он также получил соответствующие инструкции и выехал поездом в Эдинбург. 19 апреля он и его штаб вылетели в Скапа-Флоу. Их самолет разбился на аэродроме в Корнуолле. Пилот и один из членов экипажа погибли, остальные были серьезно ранены. А у нас каждый день был на счету.

* * *

17 апреля я в общих чертах ознакомил военный кабинет с планом главной десантной операции в Тронхейме, который разрабатывался штабами. В наличии была одна регулярная бригада из Франции (2500 человек), 1000 канадцев и около 1000 человек из бригады территориальной армии в качестве резерва. Военному координационному комитету заявили, что имеющихся сил достаточно и что риск, хотя и очень большой, вполне оправдан. Операция будет проведена при поддержке всего флота. Кроме того, могут быть использованы Два авианосца примерно с сотней самолетов, в том числе сорок пять истребителей. Дата высадки была ориентировочно назначена на 22 апреля. Вторая полубригада альпийских стрелков прибудет в Тронхейм не раньше 25 апреля, когда, как мы надеялись, она сможет высадиться в Тронхейме. Военный кабинет одобрил этот план. Я сделал все, что мог, чтобы добиться его выполнения. Адмирал Форбс активно готовился к этому удару, и, казалось, не было никаких причин откладывать операцию, намеченную на 22 апреля. Я с нетерпением ожидал этой волнующей операции, которую благословили столь многие осмотрительные и осторожные министры и которая, как казалось, находила большую поддержку в нашем штабе и у всех наших экспертов. Такова была обстановка на 17 апреля.

* * *

18 апреля произошла разительная перемена во взглядах начальников штабов и военно-морского министерства. Эта перемена была вызвана, во-первых, тем, что они все больше осознавали огромную опасность, грозящую нашему флоту из-за риска, на который должны были идти многие из наших лучших линейных кораблей, и, во-вторых, утверждениями военного министерства, что, даже если нашему флоту удастся войти в залив и выйти из него, высадка войск при наличии превосходства немцев в воздухе была бы рискованной. С другой стороны, с точки зрения этих военных руководителей, десантные операции, уже успешно проведенные к северу и югу от Тронхейма, открывали менее опасное решение. Мы захватили места для высадки в Намсусе и Ондальснесе и закрепились на побережье; из достоверных источников стало известно, что немцы укрепляют оборону Тронхейма; кроме того, в прессе появились сообщения о нашем намерении высадиться в Тронхейме. Пересмотрев первоначальный план в свете этих новых факторов, начальники штабов рекомендовали изменить его.

Вместо фронтального штурма они призывали нас воспользоваться преимуществами нашего неожиданного успеха при высадке войск в Намсусе и Ондальснесе и постараться взять Тронхейм в клещи с севера и юга. Таким образом, утверждали они, мы могли бы превратить крайне рискованное предприятие в операцию, которая могла бы дать те же результаты при меньшем риске. Начальники штабов указывали, что такая охватывающая операция в отличие от прямого штурма высвободит много ценных кораблей для операций в других районах, в частности в районе Нарвика.

Узнав об этом крутом повороте, я был возмущен и упорно спрашивал всех офицеров, имевших к этому касательство. Вскоре мне стало ясно, что все военные руководители против операции, которую они сами поддерживали всего несколько дней назад.

В связи с этим я примирился с отказом от операции "Хаммер". Я изложил все факты премьер-министру 18 апреля во второй половине дня, и хотя он был страшно огорчен, так же, как и я, он не имел выбора и должен был принять новую позицию. В войне, как и в жизни, часто приходится после провала какого-нибудь взлелеянного плана выбирать лучшую альтернативу, но, сделав выбор, было бы безумием не содействовать новому варианту всеми силами.

На следующий день я объяснил военному кабинету обстоятельства, которые послужили причиной отказа от прямого нападения на Тронхейм, и заявил, что новый план, одобренный премьер-министром, сводится главным образом к тому, чтобы послать всю 1-ю легкую дивизию альпийских стрелков в распоряжение генерала Картона де Виарта для атаки в районе Тронхейма с севера, и к тому, чтобы послать регулярные бригады из Франции в качестве подкрепления бригадному генералу Моргану, который высадился в Ондальснесе и двинул свои войска, чтобы удержать Домбос. Другая бригада территориальной армии будет послана на южную линию фронта. Может представиться возможность двинуть дальше часть этих войск для подкрепления норвежцев в районе Осло. Нам удалось без потерь высадить все наши войска на берег (не считая потерю судна, на которое были погружены все средства передвижения, имевшиеся в распоряжении бригадного генерала Моргана). Новые планы предусматривают высадку 25 тысяч человек к концу первой недели мая. Французы предложили нам еще две легкие дивизии. Самое главное, в чем мы испытывали затруднение, - это обеспечение линий коммуникаций и необходимых баз снабжения наших войск. Эти базы могли подвергаться сильным налетам авиации.

Военный министр тогда заявил, что новый план немногим безопаснее, чем план прямого нападения на Тронхейм. До тех пор пока мы не захватим аэродром в Тронхейме, мало что можно сделать для отражения крупных атак авиации противника. Эта критика плана была убедительной. Однако генерал Айронсайд решительно поддерживал новый план, выражая надежду, что генерал Картон де Виарт, который после получения подкрепления от французов имел бы, по его словам, довольно крупные силы, причем значительная часть их обладала бы большой мобильностью, сможет оседлать железную дорогу, ведущую из Тронхейма в Швецию. Войска, уже находившиеся в Домбосе, не имели ни орудий, ни транспортных средств. Однако они должны были быть в состоянии удерживать оборонительные позиции. Всем нам было ясно, что у нас не было приятного выбора, но надо было действовать. Военный кабинет одобрил пересмотренный план действий против Тронхейма.

Теперь я переключился на Нарвик, захват которого казался и более важным, и более возможным после того, как мы отказались от нападения на Тронхейм.

Нельзя лучше охарактеризовать общую обстановку того момента, чем это сделано в резюме генерала Исмея 21 апреля:

"Цель операции в Нарвике - захватить город и овладеть железной дорогой, ведущей к шведской границе. Тогда мы в случае необходимости могли бы направить свои войска на железные рудники в Елливаре, овладение которыми является основной целью всех операций в Скандинавии.

Как только лед растает в Лулео - а это произойдет приблизительно через месяц, - нужно ждать, что немцы угрозами или силой добьются беспрепятственного продвижения своих войск с целью захвата Елливара и, возможно, продвижения вперед и подкрепления своих войск в Нарвике. Следовательно, нужно покончить с Нарвиком приблизительно в течение месяца.

Цель операции в районе Тронхейма - захват Тронхейма и получение, таким образом, базы для дальнейших операций в Центральной Норвегии и, если нужно, то и в Швеции. Десантные операции осуществлены в Намсусе, к северу от Тронхейма, и в Ондальснесе - к югу. План таков, что наши войска в Намсусе оседлают железную дорогу, ведущую из Тронхейма к востоку, окружая, таким образом, с востока и северо-востока немцев, находящихся в городе. Первая задача войск, высадившихся в Ондальснесе, - занять оборонительные позиции во взаимодействии с норвежцами в Лиллехаммере, с тем чтобы не допустить доставки в Тронхейм подкрепления из числа германских войск, высадившихся в Осло. Шоссейная и железная дороги между Осло и Тронхеймом должны быть защищены. Когда эта задача будет выполнена, часть наших войск будет продвигаться к северу и перейдет в наступление на Тронхейм с юга.

В настоящий момент наше внимание обращено прежде всего на район Тронхейма. Необходимо оказать поддержку норвежцам и не допустить переброски немцами подкреплений в Тронхейм. В данный момент захват Нарвика не является неотложной задачей, но это станет более необходимым, как только начнет таять лед в Ботническом заливе. Если Швеция вступит в войну, Нарвик станет жизненно важным объектом.

Операции, которые сейчас проводятся в Центральной Норвегии, носят исключительно опасный характер, и мы сталкиваемся с серьезными трудностями. Во-первых, настоятельная необходимость без промедления прийти на помощь норвежцам заставила нас поспешно высадить на берег не подготовленные к этому войска, используя все, что можно было быстро мобилизовать. Во-вторых, мы должны высаживать войска на территории Норвегии, используя базы, не приспособленные для снабжения крупных воинских формирований.

Единственная признанная база в этом районе - Тронхейм - находится в руках противника. Мы используем Намсус и Ондальснес, которые являются портами лишь второстепенного значения и не имеют почти никаких приспособлений для разгрузки военных материалов, а линии коммуникаций, связывающие их с внутренними районами страны, плохие. Следовательно, разгрузка механического транспорта, артиллерии, провианта и бензина (ничего нельзя достать на месте) - трудное дело, даже если бы при этом нам никто и ничто не мешало. Таким образом, численность войск, которые мы можем держать в Норвегии, будет строго ограничена до тех пор, пока нам не удастся захватить Тронхейм".

Конечно, можно утверждать, что все операции в Норвегии, в которых мы принимали бы участие, независимо от их местного успеха были бы сведены на нет той страшной битвой во Франции, которая была столь близка. В течение месяца главные армии союзников были разбиты или сброшены в море. Нужно было бросить в эту борьбу за жизнь все, что мы имели. Следовательно, наше счастье, что нам не удалось сосредоточить большой армии и военно-воздушных сил в районе Тронхейма. Завеса будущего приподнимается постепенно, и смертные должны жить сегодняшним днем. Основываясь на сведениях, которыми мы располагали в середине, апреля, я и сейчас придерживаюсь мнения, что, раз уж мы зашли так далеко, нам следовало настаивать на проведении операции "Хаммер" и наступления на Тронхейм с трех сторон, с чем все были согласны. Но я принимаю на себя всю ответственность за то, что не убедил в этой необходимости наших опытных советников в момент, когда они столь решительно выступили против этого плана, выдвинув серьезные возражения. Однако в таком случае лучше было бы отказаться от операции против Тронхейма и сосредоточить все силы на захвате Нарвика. Но для этого уже было слишком поздно. Много наших войск находилось на берегу, и норвежцы взывали о помощи.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2014
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://uk-history.ru/ "UK-History.ru: Великобритания"