Библиотека 
 История 
  Великобритании 
 Ссылки 
 О сайте 





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вестминстер

Помимо Сити и Тауэра, средоточием исторических, культурных и художественных ценностей древнего Лондона был Вестминстер.

По существующему ныне административному делению, этот огромный центральный район Лондона начинается почти у самых западных границ Сити. Однако обычно это название связывают с древнейшей частью района - собственно Вестминстером. Прежде всего оно ассоциируется с Вестминстерским дворцом - резиденцией английского парламента и Вестминстерским аббатством. Так же как с Тауэром, с ними связано по крайней мере девять веков английской истории.

Задолго до того как 20 января 1265 года один из вождей баронской оппозиции, Симон де Монфор, собрал первый в истории Англии парламент, а строительство Вестминстерского аббатства еще не начиналось, этот главнейший район современного Лондона, носивший тогда название города Вестминстера (the City of Westminster), жил весьма оживленной жизнью. Очевидно, уже в VII веке на небольшом островке, не затоплявшемся во время приливов Темзы, на бойком месте у переправы через реку, возник монастырь бенедиктинцев, лежавший к западу от Сити и потому названный Вестминстером, или западным монастырем.

В середине XI столетия Эдуард Исповедник начал возводить здесь большую каменную церковь Вестминстерского аббатства, впоследствии перестроенную. Единственное ее изображение имеется на "ковре из Байе", знаменитой вышивке XI века.

Рядом с аббатством, на месте современного здания парламента, возник и дворец, остававшийся до XVI века главной резиденцией английских королей. В его залах располагался ряд учреждений высшей государственной власти. С 1547 года здесь заседал парламент. Так, уже в XI веке правительственный центр оказался вынесенным за пределы Сити. В ту пору Вестминстер и Сити разделяло несколько километров заливных лугов.

Старый дворец, представлявший собой конгломерат разнохарактерных и разностильных построек, известный нам по старинным гравюрам, сгорел в 1834 году. С этого времени начинается история нового Вестминстерского дворца, который ныне больше известен как здание парламента. Что касается Вестминстерского аббатства, то оно сохранило свой средневековый облик до нашего времени.

Существующий сейчас комплекс зданий аббатства относится к XIII и последующим столетиям. Это не только лучший памятник средневековой архитектуры Лондона, но и один из шедевров западноевропейской готики. Само аббатство перестало существовать еще в XVI веке. В период реформации его постигла судьба остальных монастырей Англии - оно было упразднено. Ликвидация монастырей чаще всего сопровождалась и разрушением принадлежавших им строений. Однако здания Вестминстерского аббатства, тесно связанные с жизнью королевского двора, уцелели. Частично они перешли в ведение колледжа, который существует и поныне, являясь одной из самых старых школ Англии. Сама же монастырская церковь, за которой сохранилось название - Вестминстерское аббатство, осталась местом богослужений, соответствовавших новой обрядности. В то же время она продолжала играть ту особую роль, которая была ей отведена еще в XIII веке. Уже тогда аббатство предназначалось для коронаций и одновременно должно было служить королевской усыпальницей. Позднее, в XVII столетии, здесь появились погребения знаменитых людей Англии - поэтов, литераторов, ученых, актеров, а потом и выдающихся государственных деятелей. Начиная с XVIII века вошло в обычай устанавливать мемориальные памятники, и Вестминстерское аббатство стали рассматривать как пантеон славы. Все это определило то особое значение, которое аббатство всегда имело для англичан.

Вестминстерское аббатство. Западный фасад
Вестминстерское аббатство. Западный фасад

Вестминстерское аббатство не может не поразить своими размерами. Его длина 156,5 метра, а высота центрального нефа - 31 метр, то есть приближается к высоте современного десятиодиннадцатиэтажного дома. Как все средневековые сооружения подобных масштабов, здание строилось несколько столетий. В работе принимали участие лучшие мастера Англии - Джон Глостерский, Роберт Беверли, Генри Йевель и другие. Особого упоминания заслуживает Генри Рейнский, королевский каменщик Генриха III, при котором в 1245 году и начали возводить аббатство. В XIII веке была выстроена восточная часть собора, зал Капитула, галереи, окружающие с севера и с востока монастырский дворик. В XV столетии был закончен главный неф и западный фасад в его нижней части. В начале следующего века появляется капелла Генриха VII. И, наконец, в середине XVIII столетия ученик Кристофера Рена Николас Хоксмур сооружает западные башни собора.

Тесно связанное уже в начале своей истории с королевским двором, ориентировавшимся на Францию, Вестминстерское аббатство было выстроено в формах, несколько необычных для английской готики; в нем сильно чувствовалось влияние французских образцов. Прежде всего это сказалось на плане самой церкви. Ее поперечный корпус - трансепт, отодвинут к востоку, алтарная часть имеет не прямоугольное, как обычно в Англии, а закругленное завершение, и вокруг нее расположен целый венец капелл. Необычна также и высота главного нефа. Он самый высокий в Англии - как правило, английские соборы несколько ниже. Поэтому Вестминстерское аббатство получило не свойственную английским готическим церквам сильно развитую систему контрфорсов и аркбутанов, подпирающих снаружи стены в тех местах, где они принимают распор сводов. Эта опорная конструкция производит особенно сильное впечатление, если смотреть на здание с юга, из монастырского дворика. Да и главный, западный фасад с его двумя башнями своей компактностью скорее напоминает готические соборы Франции. Вместе с тем само декоративное решение фасада позволяет безошибочно угадать в нем английские черты. Здесь нет торжественных и богато оформленных порталов, играющих столь значительную роль в готических соборах континента. Обращает на себя внимание полное отсутствие скульптуры. Зато нигде, кроме Англии, не встретится столь изысканная резьба по камню, образующая на поверхности стены как бы сетку с крупными прямоугольными ячейками. Нет здесь, на главном, западном фасаде, и обычного для французских соборов большого круглого окна, которое принято называть "розой". В Вестминстерском аббатстве такие окна помещены лишь на торцовых стенах северного и южного трансептов. Очень своеобразные, с красивым каменным переплетом, расходящимся во все стороны от центра окна, они несомненно украшают аббатство. К сожалению, оба окна дошли до нас лишь в том виде, какой они получили во время слишком усердных реставраций конца XIX века. Форма переплета розы северного фасада была при этом сильно изменена. Предполагается, что его первоначальный облик сохранился в рисунке изразцового пола XIII века в зале Капитула.

Вестминстерское аббатство. План. I. Западный фасад; II. Северный неф; III. Центральный неф; IV. Южный неф; V. Хор; VI. Клуатр; VII. Зал Капитула; VIII. Капелла Генриха VII. 1. Могила Неизвестного солдата; 2. 'Уголок поэтов'; 3. Алтарь; 4. Гробница Эдуарда Исповедника; 5. Гробница Генриха VII; 6. Капеллы; 7. Восточная галерея монастырского дворика; 8. Северный портал; 9. Библиотека
Вестминстерское аббатство. План. I. Западный фасад; II. Северный неф; III. Центральный неф; IV. Южный неф; V. Хор; VI. Клуатр; VII. Зал Капитула; VIII. Капелла Генриха VII. 1. Могила Неизвестного солдата; 2. 'Уголок поэтов'; 3. Алтарь; 4. Гробница Эдуарда Исповедника; 5. Гробница Генриха VII; 6. Капеллы; 7. Восточная галерея монастырского дворика; 8. Северный портал; 9. Библиотека

Вестминстерское аббатство. Свод центрального нефа
Вестминстерское аббатство. Свод центрального нефа

Вестминстерское аббатство. Трансепт
Вестминстерское аббатство. Трансепт

Время разрушало собор. Постепенно исчезали старинные витражи - их подлинный рисунок далеко не всегда восстанавливали при реставрационных работах. Выветривался камень, его подновляли, зачастую внося при этом поправки в детали отделки здания. Северный портал Вестминстерского аббатства несет на себе особенно заметные следы подобных реставраций. И всетаки отдельные утраты и частичные искажения не смогли нарушить общую гармонию форм северного портала - одной из красивейших частей Вестминстерского аббатства.

Вестминстерское аббатство. Северный портал. Деталь
Вестминстерское аббатство. Северный портал. Деталь

В художественном отношении наибольшую ценность в Вестминстерском аббатстве представляет его интерьер. Он просто ошеломляет. Внутри здание кажется гораздо шире и выше, чем можно предположить, глядя на него снаружи. Оно становится неожиданно легким. Желтоватый мрамор, рвущиеся ввысь тяги, упругие линии стрельчатых арок, свет, льющийся со всех сторон через огромные окна с цветными витражами, - все создает это впечатление, особенно усиливающееся в солнечную погоду. Камень как бы утрачивает свою тяжесть, становится гибким и послушным в руках искусных строителей. Опираясь на тонкие мраморные стволики, устремленные вверх, на огромной высоте как бы распускаются пучки нервюр - выступающих ребер свода, - образуя над головой великолепный шатер.

Вестминстерское аббатство. Галерея монастырского дворика
Вестминстерское аббатство. Галерея монастырского дворика

Интерьер Вестминстерского аббатства отличается удивительной органичностью и цельностью. Лишь внимательный взгляд специалиста заметит, что восточная и западная части здания несколько отличаются друг от друга. Восточная часть - более ранняя. Именно с нее и начали в XIII веке строить новое Вестминстерское аббатство, разобрав часть находившейся на этом месте церкви XI в. Вплоть до XV столетия так они и стояли - новое, готическое, великолепное в своей легкости строение XIII века в восточной части, и старая, романского стиля, тяжеловесная по формам западная часть XI века. В конце XIV - XV столетии романскую часть также перестроили в готическом стиле, но при этом архитектурное решение оказалось необычным. Дело в том, что в готических соборах, сооружавшихся веками, каждая часть здания, как правило, отчетливо отражает особенности архитектуры того периода, когда она создавалась. Здесь же западную часть перестроили не в духе господствовавшей в XV веке поздней готики, а по образцу более ранней, восточной части, и в полной гармонии с ней, что и создало ощущение единства всего ансамбля.

Вестминстер-холл. Интерьер
Вестминстер-холл. Интерьер

Осматривающих аббатство обычно ослепляет великолепие интерьера, драгоценная россыпь красок витражей, ошеломляет обилие надгробных памятников, теснящихся в его стенах. Но далеко не каждый знает, что за стенами собора, в сохранившихся от XIII и XIV веков частях старого монастыря можно увидеть еще много интересного и уникального.

Древние монастырские постройки примыкают к зданию с юга и группируются вокруг так называемого клуатра - квадратного двора, обнесенного открытыми арочными галереями. Этот монастырский дворик также составляет одну из достопримечательностей Вестминстерского аббатства. Его галереи, сложенные из светлого камня, с выступающими темными ребрами стрельчатых сводов и изящным каменным переплетом арочных пролетов, очень живописны.

Клуатр являлся центром монастырской жизни. В северной галерее, где арки имеют широкие пролеты и пропускают много света, находилась монастырская библиотека, работали писцы. Южная галерея примыкала к трапезной, здесь умывались. Сама трапезная не сохранилась, но в стене южной галереи до сих пор можно увидеть ниши, которые заслуживают внимания не столько тем, что в них помещались вешалки для монашеских полотенец, сколько тем, что они сохранили красивый каменный переплет характерного для XIV века рисунка, напоминающего соты.

Позади западной галереи был расположен дом аббата - главы монастыря. Выстроенный в XIV столетии, дом сохранился. Часть его видна справа от входа в Вестминстерское аббатство, хотя редко кто сразу обратит внимание на маленькое, неказистое здание с зубчатым парапетом, прилепившееся к величественному фасаду аббатства, да и к тому же в наши дни наполовину застроенное броским зданием книжного магазина. Одну из комнат этого дома, названную Иерусалимской, Шекспир описывает в своих хрониках как место смерти Генриха IV.

И наконец, восточная галерея. Она вела в спальное помещение монахов - так называемый дормиторий - огромный зал с деревянным сводчатым потолком, превращенный теперь в библиотеку. Переходы и капелла, расположенные под дормиторием, являются самой старой частью аббатства, сохранившейся еще от XI века. Некогда здесь находилась монастырская ризница. Сейчас тут открыт музей, среди экспонатов которого - восковые фигуры различных знаменитостей. Одни из них, как, например, изображение Карла II, явные посмертные маски, другие - имеют мемориальное значение либо просто носят развлекательный характер. Восковая фигура адмирала Нельсона была сделана скорее всего для привлечения внимания публики, а может быть, и вследствие некоторого соперничества с собором св. Павла, где находится могила Нельсона.

В восточной же галерее расположен вход в знаменитый зал Капитула, который без преувеличения можно назвать жемчужиной английской готики. Стоящий особняком, зал имеет форму многогранника, характерную и для других английских залов Капитула. Каждая грань, за исключением двух, - это огромные, во всю ширину стены стрельчатые окна, обрамленные рядами тонких мраморных колонок и заполненные ярким многоцветием гигантских витражей. Повсюду, и в сложном каменном оконном переплете, и в резной аркаде, обегающей зал под окнами, повторяется мотив грациозной стрельчатой арки с завершением в виде трехлистника. Ритм линий, удивительно музыкальный, простой и изысканный одновременно, создает ощущение гармонии частей и целого. Резные каменные детали совершенны по исполнению, а пол, выложенный изразцами XIII века, в рисунке которого часто повторяется узор готического окна - "розы", радует глаз.

Но все это замечаешь уже потом, а сначала, войдя в помещение, видишь только одно: тонкий пучок мраморных колонок в центре зала, от которого во все стороны, как крона пальмы, расходятся нервюры свода. Пространство, занимаемое сводом (около 18 метров в диаметре), кажется несоразмерно большим для такой легкой опоры. Все, однако, тщательно рассчитано. Вынесенные наружу могучие контрфорсы и упорные арки надежно гарантируют сохранность здания. Так же как в остальных частях аббатства, относящихся к началу английской готики, красота заключена здесь и в убранстве, и в самой логике конструкции.

Почти с самого начала своей истории зал Капитула исполнял двоякую роль. Законченный строительством в 1253 году и предназначенный для монастырских собраний, он уже с 1282 года стал одним из мест заседаний палаты общин. В 1540 году, после роспуска монастырей, зал перешел в собственность короны и вплоть до 1865 года использовался как помещение государственного архива. В подземелье под залом Капитула еще с XIII века находилась королевская сокровищница, в которой хранились регалии, пока в 1660-х годах они не были переведены в Тауэр.

Вестминстерское аббатство. Свод зала Капитула
Вестминстерское аббатство. Свод зала Капитула

Среди лучших памятников готической архитектуры Англии особо выделяются сравнительно небольшие залы капитулов и капеллы. Одна из самых знаменитых - капелла Генриха VII - находится в Вестминстерском аббатстве.

Капелла Генриха VII. В глубине - здание парламента
Капелла Генриха VII. В глубине - здание парламента

Созданная как усыпальница Генриха VII в первое двадцатилетие XVI века, она представляет собой один из лучших, если не лучший, памятник поздней английской готики, выстроенный в так называемом "перпендикулярном" стиле. Правомочность этого названия можно ясно понять, если посмотреть на капеллу снаружи. Огромные окна имеют характерный рисунок переплета с пересекающимися под прямым углом горизонтальными и вертикальными линиями. Более того, даже поверхность опорных столбов кажется покрытой сотнями маленьких прямоугольников, вторящих рисунку окон. Грань между окнами и стеной стирается. Множество мелких плоскостей, на которые разбиваются стены здания, целый лес каменных листочков и стилизованных цветов, покрывающих башенки над опорными столбами, резные упорные арки и парапеты - все это превращает поверхность капеллы в подобие сплошного каменного кружева с четко выраженным "перпендикулярным" узором. Возвышающееся рядом основное здание собора, к восточной части которого пристроена эта нарядная капелла, кажется по сравнению с ней простым и суровым. Разницу лишь немного сглаживает ставший с течением времени густо-черным цвет стен обоих зданий.

Капелла Генриха VII. Вид от здания парламента
Капелла Генриха VII. Вид от здания парламента

Главную достопримечательность капеллы составляют ее знаменитые веерные своды с подвесками, считающиеся вершиной достижений позднеготической архитектуры Англии. Когда входишь в капеллу, создается поразительное впечатление: кажется, что в воздухе висят огромные ажурные каменные сталактиты.

Капелла Генриха VII. Свод
Капелла Генриха VII. Свод

Гладких поверхностей не остается - все покрыто сложнейшим плетением каменных "нитей". Этот замечательный по своей необычности свод выложен резными плитами толщиной всего около 10 сантиметров, причем опорой для них служит основание тех самых "вееров", которые глаз зрителя воспринимает как бы подвешенными к своду. Остроумно преодолев множество технических трудностей, строители добились на редкость впечатляющего эффекта. В частности, они сумели вывести "веера" так, что окружности их не пересекаются. Это единственный пример подобного решения, встречающийся в готической архитектуре. Легкие и изящные переплеты окон, множество скульптур под резными балдахинами, почти сплошь покрывающих стены, как бы аккомпанируют рисунку свода, а разноцветные, яркие знамена кавалеров ордена Бани, свисающие над деревянными резными скамьями, делают интерьер капеллы еще более нарядным.

Капелла Генриха VII. Интерьер
Капелла Генриха VII. Интерьер

Внимание человека, входящего в Вестминстерское аббатство, неизменно раздваивается между великолепной архитектурой и скульптурными памятниками, подавляющими своим обилием.

Наибольший художественный интерес представляют средневековые надгробия, занимающие восточную часть собора. Самое раннее из них относится к концу 60-х годов XIII века. Это монументальная гробница Эдуарда Исповедника, изготовленная по заказу Генриха III итальянскими мастерами. Высокий цоколь гробницы одет мозаикой из смальт, а верхняя часть, некогда бывшая золотой, содержит саркофаг и украшена двухъярусной аркадой с пилястрами коринфского ордера.

В XIV и XV столетиях в алтарной части собора, вокруг гробницы Эдуарда Исповедника, а затем и в капелле Генриха VII появились надгробия английских королей и королев, лиц близких королевскому двору и высшего духовенства. За ними последовали надгробия английской знати, занявшие капеллы вокруг апсиды. На огромных, монументальных саркофагах лежат, выполненные в бронзе и дереве, золоченые и ярко раскрашенные фигуры, увековечивающие умерших. В свое время многие из них были украшены драгоценными камнями, ныне отсутствующими: еще в XVI веке, в бурный период реформации, аббатство лишилось многих своих богатств.

В исполнении средневековых надгробий Вестминстерского аббатства можно проследить две традиции: итальянскую и местную, английскую. Помимо гробницы Эдуарда Исповедника, один из лучших образцов итальянской работы представляет надгробие Генриха VII, созданное около 1518 года современником Микел-анджело - Пьетро Ториджано.

Среди надгробий английской работы выделяются своей пышностью и мастерством исполнения те, что расположены рядом с алтарем. Их относят к концу XIII - началу XIV века. Здесь, над саркофагами, возвышаются высокие каменные балдахины, вторящие формам готической архитектуры этого периода. Стрельчатые арки, контрфорсы, башенки, ниши с помещенными в них скульптурами - все богато украшено резьбой в виде стилизованного растительного орнамента и создает впечатляющий декоративный эффект.

Доподлинно известно, что целый ряд надгробий был исполнен лондонскими мастерами. Облик умерших, как правило, передан обобщенно, но одежда обычно трактована очень детально. В ряде случаев встречаются выразительные портретные изображения, иногда носящие уникальный характер. Так, например, прямотой характеристики и тщательной передачей черт лица поражает портрет Ричарда II, очевидно, выполненный на основе погребальной маски. Исполненное же в итальянских традициях изображение Генриха VII создает иной, облагороженный образ.

Николас Брокер и Джеффри Преет. Надгробие Ричарда II. Деталь
Николас Брокер и Джеффри Преет. Надгробие Ричарда II. Деталь

Все эти надгробия Вестминстерского аббатства образуют лучшую в Англии коллекцию средневековой скульптуры.

Памятники более поздних эпох заняли западную часть здания и трансепты. Сотни надгробий и мемориальных статуй, бюсты, медальоны, фигуры в рост и монументальные композиции в мраморе теснятся вдоль стен в несколько рядов и ярусов. В течение XVII - XIX веков, когда расширился круг тех, кто получил право быть увековеченным в Вестминстерском аббатстве, памятников накопилось столько, что часто они заслоняют перспективу, нарушая тот художественный эффект, на который здание было рассчитано. Множество исторических событий и человеческих судеб стоит за надгробиями Вестминстера. В капелле Генриха VII погребены королевы-соперницы Елизавета Тюдор и Мария Стюарт. В той же капелле была могила Оливера Кромвеля и других вождей английской буржуазной революции XVII века. В эпоху Реставрации их тела были извлечены из могил и обезглавлены на Тайберне, известном лондонском месте казней.

Памятник Чосеру, автору знаменитых "Кентерберийских рассказов", был воздвигнут над его могилой в 1556 году - через полтора столетия после его смерти. Но похоронили Чосера в Вестминстерском аббатстве не как одного из родоначальников английской литературы, а как служащего аббатства: в этой должности великий поэт доживал свои дни. Так в южном трансепте возник известный "уголок поэтов". Здесь погребены Чарлз Диккенс, Ричард Бринсли Шеридан, Эдмунд Спенсер, Альфред Теннисон; установлены мемориальные памятники Шекспиру, Мильтону, Бернсу, Голдсмиту, Теккерею и многим другим поэтам и писателям.

Вестминстерское аббатство. Уголок поэтов
Вестминстерское аббатство. Уголок поэтов

В Вестминстерском аббатстве покоится прах Исаака Ньютона и Чарлза Дарвина.

В северном трансепте, в "уголке государственных деятелей", возвышаются монументы премьер-министрам Уильяму Питту старшему, лорду Пальмерстону, Гладстону, памятник верховному судье Мэнсфилду, считающийся одной из лучших композиций английского скульптора Флаксмана.

С 1920 года в Вестминстерском аббатстве находится могила Неизвестного солдата.

Современные захоронения отмечены металлическими табличками и каменными плитами, вмонтированными в пол.

В дни коронационных торжеств Вестминстерское аббатство преображается. По всей длине собора, закрывая статуи, размещаются ряды нарядных лож. Сама процедура коронации совершается перед алтарем, на возвышении, специально созданном для этой цели еще в XIII веке. Сюда ставят трон и деревянное с позолотой и росписью коронационное кресло английских королей, относящееся к началу XIV столетия. Это кресло, под сиденьем которого хранится так называемый "камень судьбы", считается одной из исторических реликвий Англии и вот уже шестьсот лет хранится в аббатстве.

Покидая Вестминстерское аббатство, сверкающее мрамором и позолотой, еще не потускневшей после больших реставрационных работ, проведенных в 1959 году, утомленный обилием впечатлений, уже почти не замечаешь маленькую церковь св. Маргариты, стоящую у северного портала аббатства, хотя она относится к началу XVI века и также входит в число немногих сохранившихся памятников средневековой архитектуры Лондона.

Широкая уличная магистраль, вечно заполненная бурным потоком машин, отделяет Вестминстерское аббатство от Вестминстерского дворца. Безусловно, это одно из самых эффектных и знаменитых зданий современного Лондона. Развернутое почти трехсотметровым восточным фасадом вдоль берега Темзы, оно рождает разнообразные впечатления. Его пропорции и архитектурный облик воспринимаются различно в зависимости от времени дня, от того, освещено ли здание солнцем или окутано пеленой моросящего дождя. Но во всех случаях оно привлекает необычностью своего контура, красотой своих башен.

Это здание возникло в 1840 - 1860 годах на месте старого сгоревшего в 1834 году дворца, представлявшего собой к тому времени сочетание самых разнохарактерных построек. Однако при пожаре удалось спасти, помимо сильно пострадавшей крипты под капеллой св. Стефана, самую ценную в архитектурном отношении часть старого дворца - Вестминстер-холл. Судьба оказалась милостива к нему и вторично: зал уцелел во время разрушительной бомбежки немецкой авиации в мае 1941 года, когда был разрушен соседний с ним зал палаты общин.

Для современного Лондона Вестминстер-холл является лучшим и самым выразительным памятником средневековой светской архитектуры. Начатый в 1097 году, он был перестроен в конце XIV века. Генри Йевель, талантливый лондонский каменщик, уже упоминавшийся в связи с Вестминстерским аббатством, выложил стены. Знаменитые деревянные перекрытия были возведены при участии королевского плотника Хью Эрланда.

Вестминстер-холл занимает площадь в 1800 квадратных метров. Его высота 28 метров. Это один из самых грандиозных средневековых залов, известных в архитектуре Западной Европы, деревянная кровля которого к тому же не поддержана никакими опорными столбами. Пролет зала в 21 метр ширины перекрыт резными дубовыми открытыми стропилами, держащимися на сложной системе сильно вынесенных вперед деревянных кронштейнов. Форма этих перекрытий трудно поддается описанию.

Обычно их принято сравнивать со шпангоутами старинных фрегатов, как бы перевернутых вверх дном. Но это сравнение отнюдь не раскрывает всей сложности конструкции, высокого уровня плотничьего мастерства строителей и того поразительного художественного эффекта, которого им удалось достичь. Подобная система деревянных перекрытий, обычно применявшихся в жилых зданиях и приходских церквах Англии, явилась одним из своеобразных достижений английской средневековой архитектуры и нигде больше в Европе не получила столь широкого распространения и не достигла такого высокого художественного уровня, как в этой стране.

В Вестминстер-холле удивляет цельность композиции, безупречность пропорций и линий резного рисунка. С веками дерево перекрытий потемнело, и теперь они кажутся погруженными в таинственный полумрак. Пространство зала наполнено серебристо-лиловатым светом, льющимся через цветные витражи стрельчатых готических окон. По свидетельству англичан, в любую погоду от стен веет холодом. Все напоминает о древности зала, помогает оживить происходившие в нем события.

Иногда здесь собирался парламент. Но уже с конца XIII века палата общин стала регулярно заседать в Вестминстерском аббатстве. В течение пятисот лет, с XIV по XIX век, Вестминстер-холл имел в основном два назначения: это был зал для коронационных банкетов и место, где заседал Верховный суд Англии. Здесь состоялись все крупнейшие судебные процессы этих столетий. В Вестминстер-холле прозвучал смертный приговор Томасу Мору, Карлу I, Гаю Фоксу, возглавившему "пороховой заговор", мятежным шотландским лордам середины XVIII века Килманроку, Бальмерино и Ловату. Здесь же в 1653 году был провозглашен лордом-протектором английской республики Оливер Кромвель, а через восемь лет, после реставрации монархии, останки Кромвеля извлекли из могилы, и его голову выставили на крыше того же Вестминстер-холла. В 1795 году в этом зале постыдным оправданием закончился нашумевший семилетний процесс над Уорреном Гастингсом, генерал-губернатором Индии, привлеченным к суду за совершенные им по отношению к Индии преступления.

Старый Вестминстерский дворец и мост. Приезд лорд-мэра. Гравюра
Старый Вестминстерский дворец и мост. Приезд лорд-мэра. Гравюра

В XIX веке Вестминстер-холл уже перестает быть центром бурных событий лондонской жизни. В Сити было выстроено здание Суда, последний коронационный банкет состоялся в этом зале в 1832 году, а еще раньше из зала навсегда были изгнаны торговцы книгами и сукнами, лотки которых вносили шумную суету в стены зала в конце XVII века. В XIX столетии Вестминстер-холл превращается в музейную реликвию, и лишь в редких случаях, когда умирает английский монарх или особо почитаемый премьер-министр, зал используют как место, где выставляют гроб с телом покойного. Последний раз эта церемония состоялась в связи со смертью Уинстона Черчилля.

Вестминстер-холл соединяется со зданием парламента выстроенным уже в XIX веке порталом св. Стефана.

Здание парламента со стороны Темзы
Здание парламента со стороны Темзы

В 1965 году Англия торжественно отметила 750-летие Великой хартии вольностей, обычно именующейся по-латыни Магна карта, и 700-летие английского парламента. Однако, несмотря на свое древнее происхождение и широкую известность за пределами страны, палата общин долго не имела собственной резиденции. Приходилось проводить заседания в древнем Вестминстер-холле или делить территорию зала Капитула Вестминстерского аббатства с его владельцами-монахами. Лишь в 1547 году парламент получил постоянную резиденцию в капелле св. Стефана старого Вестминстерского дворца. Чтобы приспособить капеллу XIII - XIV веков к процедуре парламентских заседаний, ее пришлось целиком застроить скамьями и галереями, что исказило архитектурный облик зала. К тому же вход в капеллу лежал через Вестминстер-холл, где в то время заседал Верховный суд Англии. И все же, несмотря на эти неудобства, палата общин собиралась в капелле св. Стефана вплоть до пожара 1834 года, который вновь оставил ее без постоянного места заседаний.

К лету 1835 года специальная комиссия изложила свою рекомендацию - возвести новый дворец на старом месте. По преданию, выбор местоположения во многом определялся также и тем соображением, что, находясь на берегу Темзы, здание парламента, в случае народных волнений, не сможет быть окружено революционной толпой. Строить дворец было рекомендовано в готическом или же в елизаветинском стиле (то есть в духе светской архитектуры Англии конца XVI в.).

Из девяноста семи проектов, представленных на конкурс, в готическом стиле был исполнен девяносто один. Предпочтение отдали проекту Чарльза Бэрри, архитектора молодого, но уже обратившего на себя внимание рядом построек. В 1837 году начали сооружение террасы, отодвинувшей береговую линию Темзы, а еще через три года жена Бэрри положила первый камень в основание нового дворца.

Здание парламента - наиболее значительное творение архитектора Бэрри. И хотя оно вызвало самые противоречивые суждения и оценки, это не помешало ему сразу же стать одной из достопримечательностей города. Обращает на себя внимание верно найденная соразмерность основных объемов столь значительного по своим масштабам сооружения. Если смотреть на него издали, неизменно производит большое впечатление почти классическая строгость и широкий размах его фасадов, и при этом - живописность его очертаний в целом. Могучая, в плане квадратная, башня Виктории и огромная часовая башня, асимметрично расположенные в северной и южной частях дворца, придают ему неповторимое своеобразие. Вместе с небольшой башенкой со шпилем, помещенной над центральным залом, они не только украшают его, но и своей высотой уравновешивают огромную протяженность фасадов.

Вестминстер-холл и башня Виктории
Вестминстер-холл и башня Виктории

Башня Виктории, поднявшаяся в высоту на 104 метра, оформляет королевский вход в парламент. Во время сессии на ней поднимают британский государственный флаг. Часовая башня имеет 98 метров высоты. На ней установлен часовой механизм, отличающийся большой точностью. Можно сказать, что это "главные часы" государства. Огромный, специально отлитый для башни колокол "Биг Бен" (Большой Бен), весом 13,5 тонны, отбивает часы. Бой Большого Бена постоянно передают английские радиостанции. Свое название часы получили по имени Бенджамина Холла, одного из руководителей строительства. В период парламентской сессии, с наступлением темноты, на башне зажигается прожектор.

Британская империя сооружала своему парламенту здание редкой даже по вкусам того времени пышности и размеров. Справочники приводят цифры: 3,2 гектара площади, 3 километра коридоров, 1 100 комнат, 100 лестниц... Конечно же, сухие цифры не раскрывают художественных достоинств или недостатков дворца, но в какой-то мере они свидетельствуют о сложной планировке здания, в которой сказались и особенности парламентской структуры, и традиции, издавна сопутствовавшие заседаниям, и повседневная деловая жизнь английского парламента. Помимо основных залов палаты общин и палаты лордов, необходимо было предусмотреть помещения, рассчитанные на парадный церемониал ежегодного открытия парламента с присутствием на нем королевы, читающей тронную речь. Нужны были специальные помещения для голосования, километры коридоров, которые соединили бы центральные залы с библиотеками, столовыми, различными подсобными помещениями. Бэрри сумел очень логично расположить все это несметное число комнат, коридоров, дворов.

Северную часть здания, осененную башней Виктории, занимают палата лордов и помещения, связанные с ней парламентским церемониалом. К ним относятся: пышная Королевская галерея, рассчитанная на парадные процессии; комната, в которой облачают королеву для ее торжественного появления в парламенте; лобби, в дословном переводе с английского - зал ожиданий, а фактически - кулуары, зал для обмена мнениями, принятия частных решений. Характерно, что тем же термином на парламентском жаргоне обозначают группу деятелей, которые в своих интересах оказывают давление на депутатов.

Палата лордов
Палата лордов

В южной половине дворца, рядом с "Биг Беном", расположен зал палаты общин. Тут же лобби палаты общин, помещения для голосования, резиденция спикера.

Коридоры соединяют эти важнейшие части Вестминстерского дворца с Центральным залом, занимающим середину здания и служащим своего рода приемной, местом общения членов парламента с "внешним миром". В этом зале почти всегда царит оживление. Депутаты принимают петиции от своих избирателей. Журналисты, узнав последние парламентские новости, сразу же из многочисленных телефонных будок сообщают их своим агентствам. Здесь много публики, туристов.

Отсюда коридор ведет в зал св. Стефана, построенный на месте уничтоженной пожаром капеллы. С возвышения в конце зала открывается лучший вид на интерьер Вестминстер-холла.

Своим успехом у современников строитель здания парламента - Бэрри во многом был обязан сотрудничеству с Огастесом Пьюджином, великолепным знатоком готической архитектуры, человеком фанатически влюбленным в искусство средневековья и рьяным его пропагандистом. К тому же Пьюджин являлся прекрасным рисовальщиком. Исследования последних лет показывают, что множество тщательно и даже с изяществом исполненных архитектурных рисунков Вестминстерского дворца принадлежит именно его руке.

Благодаря изобретательной фантазии Пьюджина фасады и башни Бэрри украсились затейливой резьбой по камню. Образцом, вдохновлявшим Пьюджина, была капелла Генриха VII, выстроенная, как уже упоминалось, в позднеготическом "перпендикулярном" стиле и находившаяся тут же, всего лишь через дорогу от нового строившегося дворца. Особенно много работал Пьюджин по оформлению интерьеров здания парламента. Однако здесь чувство меры нередко ему изменяло. Нигде не найдешь спокойной глади потолков и стен. Повсюду - деревянные резные панели, балдахины, ниши, яркие мозаики, огромных размеров фрески, пестрые обои. Полы многих помещений выложены изразцами - желтыми, голубыми, коричневыми. Измельченность орнамента, перегруженность деталями, пестрота красок - все то, что приводило в восторг богатую буржуазную публику 1840-х годов, утомляет глаз современного зрителя и только мешает заметить иногда подлинно высокое мастерство исполнения.

Наибольший интерес представляет интерьер палаты лордов. Декоративные приемы, встречающиеся во внутренней отделке всего дворца, достигают здесь своей кульминации. Потолок сплошь покрыт изображением геральдических птиц, зверей, цветов и т. п. Стены облицованы деревянными резными панелями, над которыми расположены шесть фресок. Восемнадцать бронзовых статуй баронов, добившихся у короля Иоанна Великой хартии вольностей, стоят в нишах между окнами, взирая на инкрустированный балдахин королевского трона, на ряды скамей, обтянутых ярко-красной кожей, на знаменитый диван лорда-канцлера.

Этот диван напоминает о давнишней традиции: раньше лорд- канцлер восседал в парламенте на мешке с шерстью, символизировавшем основы британской торговли и благосостояния. Подлинный мешок с шерстью стал теперь уже музейным экспонатом, но традиция осталась: председатель палаты лордов, облаченный в черную с золотом мантию, в пышном белом парике открывает заседания палаты сидя на мягком диване.

И также по традиции в северном конце зала заседаний палаты лордов существует бронзовая кованая преграда, обозначающая место членов палаты общин и возглавляющего ее спикера, которое они занимают во время открытия парламента.

Часть Вестминстерского дворца, в которой находится палата общин, была разрушена во время второй мировой войны. При восстановительных работах сохранили общий готический характер архитектуры. Но резные в камне и дереве детали отделки, а также многие предметы убранства, составлявшие ранее единый стилистический комплекс со всем помещением, повторены не были. Введение осветительных софитов современных форм еще более нарушило художественную цельность облика зала. Однако и в своем первоначальном виде зал палаты общин носил гораздо более скромный и деловой характер, чем зал палаты лордов. Его стены были покрыты темными дубовыми панелями, а скамьи обтянуты зеленой кожей. Это сочетание сохранено до нашего времени.

Палата общин
Палата общин

Залы заседаний палаты лордов и палаты общин расположены в противоположных концах дворца и разделены центральным холлом и другими служебными помещениями. Тем не менее увенчанное балдахином и обтянутое зеленой кожей кресло спикера палаты общин по плану здания находится строго на одной оси с "мешком" лорда-канцлера в палате лордов. Перед креслом спикера - большой стол. Когда начинается рабочий день палаты общин и спикер занимает свое место, на этот стол должен быть положен спикерский жезл. Без этой процедуры заседание не может начаться. Перед столом - свободное пространство, обрамленное рядами депутатских скамей. Те, что справа от спикера, принадлежат правительственной партии, те, что слева - оппозиции. Верхняя часть зала занята галереями: одна - для прессы, над креслом спикера; другие - вокруг зала - предназначены для дипломатического корпуса и публики. Боковые двери зала палаты общин ведут в два помещения для голосования. Как известно, в английском парламенте система голосования весьма отличается от обычной. Голосуя, депутаты... выходят из зала. Тот, кто избирает западные двери, голосует "за", тот, кто выходит в восточную дверь, - "против".

Архитектор, строивший новый Вестминстерский дворец, должен был предусмотреть все подобные тонкости парламентской процедуры. Сама архитектура здания, планировка его помещений должна была служить поддержанию многих традиционных ритуалов.

Вестминстерский собор
Вестминстерский собор

Широко известно, что англичане особенно ревниво оберегают свои традиции. Можно сказать, что в этой стране существует своего рода культ традиций. Некоторые из них давно стали неотъемлемой частью повседневной жизни англичан, иные превратились в своего рода театральные зрелища, расцвечивающие будни. К одним относятся с полной серьезностью, другие вызывают у самих же англичан снисходительную улыбку. Есть традиции, выросшие из бытового уклада или связанные с каким-нибудь историческим событием. Многие из них живут как бы сами по себе, другие - специально культивируются. Существуют традиции полезные и отжившие свой век, ставшие анахронизмом. Традиций в Англии столько и они так разнообразны, что о них можно было бы написать не одну книгу. Немало их связано и с английским парламентом, который всегда находился на виду у зрителей.

В 1605 году Гай Фокс, возглавивший "пороховой заговор", попытался взорвать здание парламента. С тех пор 5 ноября каждого года стража, одетая в старинные костюмы, с фонарями и алебардами, обыскивает подвалы и закоулки дворца, хотя заранее отлично известно, что никаких бочек с порохом они в этих помещениях не обнаружат. Более того, поиски идут в новом здании дворца, выстроенном уже через два с половиной столетия после "порохового заговора".

Если заседание палаты общин заканчивается поздно ночью, то и сейчас под сводами дворца можно услышать возглас: "Кто идет домой?" В давние времена темные лондонские улицы были далеко не безопасны, и парламентарии предпочитали возвращаться домой, собравшись большой компанией. Ныне здание Вестминстерского дворца и окружающие его улицы залиты ярким электрическим светом, а членов парламента ждут у подъездов удобные автомашины. Однако "Кто идет домой?" по-прежнему звучит, как столетия назад. И таких традиций соблюдается в Вестминстере наших дней великое множество. Самой важной из них является ежегодная, пышная и сложная церемония торжественного открытия парламентской сессии с участием королевы, всех членов правительства и депутатов обеих палат.

Осмотрев парламент, еще не следует покидать район Вестминстерского дворца. Невдалеке от него, в узеньких улицах Олд-куин-стрит и Куин-Эннз-гейт можно обнаружить единственный в своем роде, сохранившийся без значительных изменений "островок" восемнадцативекового Лондона. Это целый ряд скромных кирпичных жилых домов с изящной отделкой из белого камня, выстроенных около 1704 года. Здесь переносишься в атмосферу Лондона времен Свифта и Дефо.

Дома в Куин-Эннз-гейт
Дома в Куин-Эннз-гейт

Тут же поблизости, на улице Виктории, расположено большое кирпичное с белыми полосами здание Вестминстерского собора, выстроенное архитектором Бентли в 1895 - 1903 годах в ложно-византийском стиле - с куполами, типично византийскими трехстворчатыми окнами, имеющими полукруглое завершение, и при этом с колокольней, по очертаниям напоминающей итальянские прототипы. Эта приметная колокольня, хорошо видная издали, является одним из высотных ориентиров района Вестминстера. Внутри собор сверкает великолепными мраморами и мозаиками, оригинально сочетающимися с кирпичной кладкой стен.

Памятник Ричарду Львиное Сердце
Памятник Ричарду Львиное Сердце

Заслуживает внимания и сама площадь Парламента - прямоугольник зеленого газона, пересеченный дорожками, на котором выстроились в ряд статуи государственных деятелей Англии XIX века - лорда Пальмерстона, Дизраэли, Каннинга и других. Тут же - статуя Авраама Линкольна, являющаяся копией известного памятника в Чикаго.

Площадь Парламента была образована по плану Бэрри на месте целого лабиринта грязных и узких улиц одновременно с Вестминстерским дворцом. Соединив в единый ансамбль древнее Вестминстерское аббатство и здание парламента, она стала одним из украшений города. Нынешняя, несколько видоизмененная по отношению к первоначальной разбивка площади была осуществлена вскоре после окончания второй мировой войны.

Площадь Парламента и Большой Бен
Площадь Парламента и Большой Бен

К югу от площади Парламента, непосредственно между Вестминстерским дворцом и аббатством, лежит еще одна, маленькая площадь, называемая Олд-палас-ярд - "Двор старого дворца". Она находится на том месте, где в XI веке впервые возникли дворцовые постройки Вестминстера. Эту площадь легко узнать по эффектной конной статуе Ричарда Львиное Сердце, работы итальянского скульптора Марокетти, установленной здесь в 1860 году. В 1899 году, то есть в 150-летнюю годовщину английской буржуазной революции, у самой стены Вестминстер-холла поставили бронзовую статую Оливера Кромвеля, созданную скульптором Хамо Торникрофтом.

Памятник Кромвелю у стены Вестминстер-холла
Памятник Кромвелю у стены Вестминстер-холла

Однако из всех памятников, что окружают Вестминстерский дворец, самым значительным по своим художественным достоинствам является знаменитая скульптурная группа Огюста Родена "Граждане Кале". Это одна из первоначальных авторских отливок, сделанная специально для Лондона и установленная здесь в 1915 году около башни Виктории, в садике, выходящем на Темзу. Недавно памятник был несколько передвинут и поставлен на более низкий, чем раньше, пьедестал, что отвечает замыслу самого скульптора.

Большинство памятников, расположенных на центральных улицах города, создано в XIX веке и увековечивает события и деятелей английской истории прошлого столетия. За редким исключением они однообразны в своей холодной помпезности и лишены истинного вдохновения. К тому же, пожалуй, термин "памятник" - в широком смысле этого слова - к ним мало применим. Это, скорее, статуи, монументы. Чтобы стать "памятником", им, к сожалению, не хватает не только силы художественного обобщения и своеобразия, но и достаточной связи с архитектурным фоном. Вокруг них мало свободного пространства. Им тесно даже на самых крупных магистралях Лондона. Некоторые статуи ютятся у стен зданий, иные выстраиваются друг за другом по самому центру улицы, как, например, на Уайтхолле, одной из важнейших лондонских артерий, соединяющих площадь Парламента с другой известной площадью - Трафальгарской. Расположение монументов по центру улицы невольно воспринимается как еще одна лондонская традиция, воскрешающая в памяти Чипсайд - главную улицу средневекового Сити.

Конечно, все это не исключает наличия в Лондоне целого ряда запоминающихся своим исполнением, удачно поставленных памятников. К их числу несомненно принадлежит Кенотаф, скромный мраморный обелиск, в память погибших в двух мировых войнах.

Помещенный, как и многие другие монументы, в центре улицы и также ограниченный сравнительно небольшим пространством, он, тем не менее, сразу же обращает на себя внимание монументальностью, простотой и лаконизмом своих форм. Известному английскому архитектору Э. Лаченсу, создавшему Кенотаф в 1919 - 1920 годах, удалось найти верные пропорции для самого памятника и точно соотнести его с окружающими зданиями. Ежегодно, в начале ноября, здесь совершается торжественная церемония возложения венков, которая собирает большое число жителей Лондона.

Кенотаф установлен на том месте, где короткая улица Парламента переходит в Уайтхолл - улицу важнейших правительственных учреждений столицы. Последнее обстоятельство именно и принесло известность этой парадной, но, за редким исключением, малоинтересной в архитектурном отношении магистрали. Первые официальные здания появились здесь в XVIII веке, но свой нынешний облик Уайтхолл приобрел уже в начале XX столетия.

Кенотаф
Кенотаф

Уайтхолл
Уайтхолл

В 1722 - 1726 годах на Уайтхолле, рядом с нынешней Трафальгарской площадью, было выстроено Адмиралтейство (архитектор Томас Рипли). Оно отгорожено от улицы так называемым Адмиралтейским экраном - стеной с колоннами и нишами, увенчанной фигурами двух бронзовых морских коней. Возведенный в 1759 - 1761 годах талантливым английским архитектором Робертом Адамом, экран является одной из самых ранних его работ. В 1911 году архитектор Уэбб закончил весь комплекс сооружением Арки Адмиралтейства, в которой ныне помещается библиотека.

Адмиралтейство и Адмиралтейский экран
Адмиралтейство и Адмиралтейский экран

Арка Адмиралтейства
Арка Адмиралтейства

С Адмиралтейством почти соседствует мрачное серое строение с часовой башней, которое обычно называют "Конная гвардия" (Horse Guards), возведенное в 1750 - 1760 годах по несколько более ранним чертежам Уильяма Кента. В Лондоне оно широко известно тем, что ежедневно в 11 часов утра перед ним совершается сложный церемониал смены конного караула - зрелище весьма эффектное, обычно привлекающее немало зрителей.

На Уайтхолле находится казначейство, законченное постройкой в 1845 году, здания министерства внутренних и иностранных дел - оба работы архитектора Скотта (1868 - 1873 гг.), министерства обороны, выстроенное по проекту архитектора Юнга в 1907 году. Достопримечательностью Уайтхолла является и маленькая улица Даунинг-стрит, известная тем, что в доме № 10 начиная с середины XVIII века находится официальная резиденция премьер-министра Англии. Фотографии этого небольшого кирпичного здания с неизменно стоящим у дверей полицейским часто рекламируют путеводители и справочники по Лондону.

Смена конного караула во дворе здания 'Конной гвардии' на Уайтхолле
Смена конного караула во дворе здания 'Конной гвардии' на Уайтхолле

Самым примечательным зданием на Уайтхолле несомненно является Банкетинг-хауз, или Банкетный зал, выстроенный в 1619 - 1625 годах первым крупным английским архитектором Иниго Джонсом. Свидетель важных исторических событий, редкий по своему художественному значению памятник, вошедший в золотой фонд английской архитектуры, он оказал воздействие на творчество нескольких поколений английских архитекторов.

Банкетинг-хауз
Банкетинг-хауз

Банкетинг-хауз - это единственно сохранившаяся часть дворца Уайтхолл, давшего название и нынешней улице и всему кварталу, бурное развитие которого началось еще четыреста лет тому назад, ознаменовав новый этап в строительстве Лондона. Поэтому предыстория Банкетинг-хауза, в какой-то мере определившая лицо целого района современного города, заслуживает того, чтобы на ней остановиться.

Заметные перемены в облике Лондона стали намечаться в начале XVI столетия, вскоре после окончания в 1485 году длительной кровавой междоусобной войны, получившей название войны Алой и Белой розы. В стране установилась единая централизованная королевская власть, поддержанная горожанами Лондона и парламентом.

Позиции абсолютизма в Англии особенно укрепляются при Генрихе VIII, который отказывается подчиниться Риму, идет на разрыв с католической церковью и объявляет себя главой новой, реформированной, англиканской церкви. Реформация сопровождается не только разрушением монастырей, но и конфискацией в пользу короны их имущества и земель, которыми король теперь наделяет своих фаворитов или богатых купцов Лондона. Дома новых владельцев вырастают на месте бывших монастырей в самом Сити и вокруг него; интенсивно застраивается пространство по берегу Темзы между Сити и Вестминстером. Перераспределение земель оказало немаловажное воздействие на архитектурный облик города: уничтожалось или перестраивалось сразу большое количество зданий, ранее определявших городской силуэт.

Венецианский посол в Англии - Соранцо писал в 1551 году о том, что по берегам Темзы стоит уже "много больших и красивых дворцов, но руины церквей и монастырей портят все впечатление".

Наиболее крупное строительство в XVI веке ведет королевский двор. Средства, концентрировавшиеся в его руках, открывали в этой области широкие возможности. Особенно большие работы развернулись поблизости от Вестминстерского дворца и аббатства. Здесь, на землях, до 1532 года принадлежавших госпиталю для прокаженных при монастыре св. Якова, вырастает, существующий и поныне, Сент-Джеймсский дворец. В руки короля переходят конфискованные владения кардинала Уолси - лорда- канцлера Англии и архиепископа Йоркского, попавшего в опалу в 1529 году. Среди этих владений находился богатый городской дом Уолси, известный под названием Йорк-хауз или Йорк-плейс. Здание тотчас же начали расширять и перестраивать, дав ему новое название - дворец Уайтхолл.

Тогда же, в середине XVI века, для королевских охот были огорожены и объявлены заповедными большие пустоши и леса, расположенные вблизи дворца. Они составили территорию нынешних лондонских парков - Сент-Джеймсского, Грин-парка и Гайд-парка. Впоследствии, когда вокруг разросся Лондон, дворцы и просторные парки оказались в центре города.

Главным лондонским дворцом в XVI столетии стал Уайтхолл. Он представлял тогда собой группу разнохарактерных зданий, которые со своими усадьбами занимали территорию от Трафальгарской площади до здания парламента и от Темзы до Сент-Джеймсского парка. Время это в истории Англии было ознаменовано многими успехами в области развития светской культуры. Впервые Англия соприкоснулась с искусством стран, уже вступивших в эпоху Возрождения. Для работы в Вестминстерском аббатстве приглашают итальянских мастеров. Из Германии ко двору Генриха VIII приезжает один из крупнейших художников того времени - Ганс Гольбейн Младший. Помещения для него были отведены во дворце Уайтхолл.

В конце XVI - начале XVII века блестящую страницу в истории дворца составили театральные представления - так называемые "маски". Особенно славились декорации и костюмы, созданные Иниго Джонсом, человеком широко образованным и разносторонне талантливым. Когда 12 января 1619 года пожар уничтожил старый Банкетный зал дворца, где обычно давали представления "масок", именно Иниго Джонсу и поручили выстроить новый Банкетный зал, рассчитанный на парадные приемы, встречи послов и, по-прежнему, на театральные представления. Выстроенное Джонсом здание, то самое, которое теперь украшает собой Уайтхолл, открыло новую страницу в истории архитектуры Англии. Оно означало решительный поворот английского зодчества к художественным принципам Ренессанса и приобщение к архитектурным традициям континентальной Европы. Здесь проявилось новое для Англии понимание пропорций и стремление к гармонии, опирающейся на строгий математический расчет. Основные пропорции здания находятся в соотношении 1:2. Банкетинг-хауз имеет 34 метра в длину, 17 метров в ширину и столько же в высоту. Над высоким цоколем поднимаются два этажа. Ритмично, в линию, расположены по фасаду широкие окна. Центр здания выделен восемью колоннами - ионического ордера в нижнем ряду, коринфского - в верхнем. Над окнами верхнего этажа - фриз в виде резных в камне гирлянд. Изящная балюстрада завершает всю композицию.

Своей цельностью и компактностью Банкетинг-хауз заставляет -вспомнить образцы итальянской архитектуры XVI века, и в частности - традиции Андреа Палладио, творчески воспринятые Иниго Джонсом. Старинные гравюры, на которых Банкетинг-хауз изображен в окружении более ранних зданий, дают наглядное представление о коренных изменениях, начавшихся в английской архитектуре. К сожалению, сейчас Банкетинг-хауз уже гораздо меньше выделяется среди соседних построек. Богатый "министерский" Уайтхолл начала XX века подчинил себе все, что оставалось на нем от предшествующих столетий.

Банкетинг-хауз Иниго Джонса широко известен также и тем, что его огромный двухсветный зал, занимающий почти все здание, украшен плафоном кисти гениального фламандского мастера Рубенса. Он был написан специально для этого зала и в настоящее время представляет собой единственную хорошо сохранившуюся работу художника в области плафонной живописи. Исполненный Рубенсом во Фландрии, плафон был перевезен в 1635 году в Лондон и занял предназначенное для него место. Он состоит из девяти частей, соответственно членениям потолка Банкетинг-хауза. Каждая часть является самостоятельной аллегорической композицией, но все вместе они объединены общей темой прославления Якова I. Таково было условие заказа, предложенное Рубенсу Карлом I, сыном Якова. Великолепные эскизы к этому плафону хранятся в коллекциях Государственного Эрмитажа.

Несколько поколений английских монархов лелеяло мечту о грандиозной перестройке всего комплекса старых зданий дворца Уайтхолл. Сохранились проекты 1630-х, 1647 - 1648, 1661 годов. Наиболее ранние из них исполнены Иниго Джонсом и частично его учеником Джоном Уэббом. Банкетинг-хауз должен был стать одним из звеньев нового огромного дворца, для которого была отведена вся территория старого Уайтхолла со всеми его угодьями. Однако исполнение такого грандиозного плана было явно не под силу английскому двору, тем более накануне гражданской войны 1640 - 1649 годов.

Близилась английская буржуазная революция. 30 января 1649 года по приговору Верховного судебного трибунала, прозвучавшему в Вестминстер-холле, Карл I был казнен. Казнь происходила у стен Банкетинг-хауза, через окно которого Карл I взошел на эшафот.

Несколько лет спустя, в годы протектората, Уайтхолл стал резиденцией Оливера Кромвеля, который поселился в нем со своим секретарем - знаменитым литератором Джоном Мильтоном. Позже, в период Реставрации, здесь пребывал двор Карла II.

Проекты перестройки дворца никогда не были осуществлены. В 1697 году очередной пожар уничтожил все дворцовые строения, кроме Банкетинг-хауза, к счастью, избежавшего огня. В конце XIX века в нем разместили экспозиции военно-исторического музея, а после реставрационных работ 1964 года зал вновь предполагалось использовать для приемов и концертов.

Если пройти по Уайтхоллу от Банкетинг-хауза в сторону Трафальгарской площади и повернуть налево, под Арку Адмиралтейства, то попадешь на красивую улицу, обсаженную молодыми платанами. Это Мэлл, самая широкая и самая прямая улица центральной части Лондона. Если бы не асфальт, ее можно было бы принять за парковую аллею, тем более что по всей длине к ней примыкает Сент-Джеймсский парк. Действительно, первоначально Мэлл был проложен в 1660 - 1662 годах выдающимся парковым архитектором Людовика XIV Ле Нотром, приглашенным в Англию для разбивки Сент-Джеймсского парка. Тогда Мэлл представлял собой одну из аллей, обсаженную четырьмя рядами деревьев, и король играл здесь в мяч. Французское название игры - пэль-мэль превратилось в английском произношении в пэлл-мэлл и дало имя двум нынешним улицам: Мэлл и параллельной ему улице Пэлл-Мэлл. Свой современный вид Мэлл приобрел только в самом начале XX века, когда архитектор Эстон Уэбб превратил его в парадный подъезд к Букингемскому дворцу, с 1837 года главной лондонской королевской резиденции.

Перед Букингемским дворцом была создана просторная круглая площадь, в центре которой поставлен довольно громоздкий памятник королеве Виктории в окружении множества бронзовых аллегорических фигур (скульптор Брок, 1901 г.).

Парадный, но безрадостно-скучный восточный фасад дворца, оформленный Эстоном Уэббом, относится к 1913 году. Именно этот, главный фасад наиболее известен и лондонцам и приезжим, так как перед ним на широком дворе, обнесенном массивной решеткой из кованого железа и бронзы, каждое утро совершается смена караула королевских гвардейцев.

Парадные смены караула происходят и в других странах. Но, пожалуй, только в Англии, с ее умением культивировать традиции, эта церемония превратилась в одну из достопримечательностей города.

Однако вернемся к Букингемскому дворцу. Он принадлежит к тем зданиям Лондона, первоначальный облик и основной замысел которых с течением времени был совершенно изменен. Его история и название восходят к началу XVIII столетия. В ту пору на этом месте находился загородный дом герцога Букингемского, выстроенный в 1705 году в незначительном отдалении от тогдашнего Лондона. В 1825 году известный английский архитектор Джон Нэш начал перестройку старого дома для короля Георга IV. Архитектор классического направления, Нэш особенно прославился в области городской планировки, о чем речь будет еще впереди, а также был широко известен умением выгодно использовать пейзажное окружение для своих построек. Перед его Букингемским дворцом находился глубокий двор, открытый в сторону Мэлла, отчего этот городской дворец воспринимался как богатый загородный дом, который хорошо согласовывался с расположенными вокруг него парками. Сменивший Нэша Эдвард Блор* пристроил в 1846 году корпус, замкнувший двор со стороны Мэлла, и композиция Нэша оказалась полностью нарушенной. Восточный фасад этого корпуса, лишь переоформленный в 1913 году Уэббом, и является ныне главным фасадом дворца. Свой первоначальный характер здание сохранило только с западной стороны, выходящей в дворцовый сад.

* (Автор Воронцовского дворца в Алупке.)

Букингемский дворец. Восточный фасад
Букингемский дворец. Восточный фасад

Богатые лепкой и позолотой, несколько тяжеловесные, интерьеры дворца недоступны для посетителей. Но в недавние годы для обозрения была открыта королевская картинная галерея, в которой хранится значительное количество работ выдающихся мастеров западноевропейской школы, а также картины английских художников.

На Мэлле, неподалеку от Букингемского дворца, находятся и другие известные лондонские дворцы. В их числе Сент-Джеймсский дворец и примыкающий к нему Кларенс-хауз, а также Мальборо-хауз, построенный Реном в 1709 - 1710 годах и ставший с 1817 года королевской собственностью. В историческом и архитектурном отношении из них особенно интересен Сент-Джеймсский дворец. Большая его часть была перестроена после пожара 1809 года. Но кирпичная надвратная башня с разномасштабными окнами и восьмигранными зубчатыми угловыми башнями сохранилась еще от XVI столетия. Со временем кирпич потемнел, башня стала казаться суровой и мрачной, похожей скорее на крепостное, чем дворцовое сооружение. Она является типичным памятником английской дворцовой архитектуры времени Тюдоров, стоявшей на грани средневековья и Возрождения, когда дворец-крепость только еще начинал превращаться в более удобное и открытое для солнца светское жилище.

Сент-Джеймсский дворец. Надвратная башня
Сент-Джеймсский дворец. Надвратная башня

Несмотря на то что само здание вот уже более ста лет как перестало служить главной королевской резиденцией в Лондоне, в представлении англичан все же именно Сент-Джеймсский дворец связан с понятием "двор"; считается, например, что все иностранные послы аккредитованы при Сент-Джеймсском дворе.

Триста-четыреста лет тому назад название "Вестминстер" относилось только к очень небольшому участку города и связывалось, главным образом, с Вестминстерским аббатством и дворцом, где находились высшие законодательные и судебные учреждения страны. Со временем поблизости выросли и другие дворцы-резиденции, на Уайтхолле сконцентрировались министерства, и все это несколько расширило район правительственного Лондона. Нынче, произнося слово "Вестминстер", лондонец подразумевает не только те кварталы, где расположены Вестминстерское аббатство и здание парламента, но и те, где находится министерский Уайтхолл и соседствующие с ним дворцы.

Все происходящее в Вестминстере постоянно привлекает к себе внимание. Непрестанно сменяющие друг друга шумные политические события быстро становятся предметом горячих споров и обсуждений. Так было несколько столетий тому назад, так происходит и сейчас. Одни события становятся важными этапами в истории государства, иные быстро исчезают из памяти. А немые свидетели этих событий - превосходные архитектурные ансамбли Вестминстера, выдающиеся шедевры английского зодчества, здесь расположенные, продолжают привлекать к себе людей и являются предметом законной гордости англичан, любящих и ценящих памятники искусства и старины своей древней столицы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2014
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://uk-history.ru/ "UK-History.ru: Великобритания"