Библиотека 
 История 
  Великобритании 
 Ссылки 
 О сайте 





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Похищение на рассвете

В ноябре 1939 года Голландия выглядела островком спокойствия в охваченной войной Европе. Правда, войну, которую вели Англия и Франция против Германии, недаром называли "странной"; союзники меньше всего помышляли о решительных наступательных действиях, втайне надеясь уладить конфликт с агрессором, только что проглотившим Польшу, полюбовно. В этой атмосфере Голландия, сохранявшая нейтралитет, стала активным полем деятельности британской разведки. С ее помощью мюнхенская группировка в Лондоне лихорадочно нащупывала связь с германским генералитетом в расчете на сделку.

Эта деликатнейшая миссия была поручена двум резидентам английской секретной службы - капитану Сигиз-мунду Весту и майору Ричарду Стивензу. Стивенз официально возглавлял британский паспортный отдел в Гааге. Впрочем, тот факт, что отдел использовался как прикрытие для регионального центра разведывательной службы, был секретом полишинеля. И до войны об этом знали все в столице Голландии, а после начала боевых действий Лондон не захотел менять сложившийся порядок. Под началом Стивенза с 1937 года находилась шпионская сеть в Германии, Бельгии и, естественно, в самой Голландии. Если учесть накалявшуюся с каждым месяцем обстановку в Европе, то значение деятельности Стивенза для Великобритании было трудно переоценить. Как ни странно, сам майор признавал, что мало подходит для порученной ему работы. До перевода в Голландию он служил в армейской разведке в Индии и великолепно разбирался во взаимоотношениях воинственных племен, живших на границах британской колонии. И вдруг Стивензу поручают руководство английской агентурной сетью на континенте, где у него не было ни достаточных контактов, ни профессионального опыта. Немудрено, что в многочисленной английской колонии в Нидерландах над майором подсмеивались.

Капитан Бест, ветеран разведчик первой мировой войны, работал под крышей коммерческой фирмы. Ему подчинялась другая группа агентов, известная в Лондоне под литерой Z. Когда в 1939 году грянула война, начальник Эм-ай-6 - британской внешней разведки принял решение объединить обе сети.

Секретные службы Германии в то время об этом еще не знали. Но им было известно другое: в правящих кругах Англии многие деятели готовы заплатить любую цену за мир с нацистами. Этот фактор стал главным козырем в хитроумной игре в кошки-мышки, которую гитлеровцы затеяли с Эм-ай-6. Идея принадлежала приближенному Гиммлера В. Шелленбергу, чья звезда на небосклоне "третьего рейха" только еще начинала восходить. Шелленберг предложил своему боссу внедриться в Эм-ай-6, получить доступ к ее тайнам, подбросив англичанам "посредника", который указал бы им канал для возможных переговоров о мире.

Такой "посредник" у немцев в Нидерландах имелся, он значился под кодовым номером F-479. Это был некто д-р Ф. Фишер, который бежал из Германии после прихода фашистов к власти, а потом был ими же завербован. Он неоднократно встречался с резидентом Эм-ай-6 капитаном Вестом и передавал ему сведения, якобы исходившие от тех офицеров вермахта, которые были недовольны Гитлером.

В сентябре 1939 года Фишер сообщил английскому разведчику, что некий немецкий генерал, за которым стоят влиятельные круги, хочет обсудить условия мирных переговоров. Однако генерал должен быть уверен, что вступит в контакт с действительно ответственным лицом, и поэтому просит передать по радиостанции Би-би-си, вещающей на немецком языке, маленькую информацию. Начальство Эм-ай-6 в Лондоне моментально клюнуло на эту приманку. Текст сообщения, подготовленный германской стороной, транслировался британским радиовещанием дважды. Обоим резидентам в Голландии было дано указание объединить усилия и совместно поддерживать связь с "посредником" Фишером.

В этот момент на сцену выходит Шелленберг. Его представили Бесту и Стивензу под видом офицера транспортного управления вермахта. Последовало несколько встреч и приемов в честь гостя из враждебной державы. Опасаясь разоблачения, Шелленберг в деталях изучил биографию реально существовавшего германского офицера, за которого он себя выдавал. Тот носил монокль, и Шелленберг тоже явился на ужин в дом к Бесту с моноклем. Но предосторожность оказалась излишней. Супершпионы из Эм-ай-6 были настолько ослеплены открывающимися перспективами, что даже не удосужились сфотографировать его или каким-либо другим образом проверить легенду Шелленберга.

Сам Шелленберг, уже после окончания войны, писал в своих мемуарах: "Они (англичане), очевидно, без оговорок приняли меня за представителя... высших сфер германской армии. Я сказал им, что главой группы был генерал, но я не могу раскрыть его имя на этой стадии переговоров". С санкции лорда Галифакса, министра иностранных дел Англии, контакты продолжались. Наконец нацисты решили, что плод созрел. Из Германии Бесту и Стивензу пришло долгожданное сообщение: генерал хочет передать важные документы и готов вылететь в Англию для переговоров с лордом Галифаксом.

В Лондоне ликовали. Там считали, что "безымянный генерал" есть не кто иной, как шеф абвера адмирал Кана-рис, который будто бы на самом деле был настроен против войны с Англией. Британским резидентам была послана инструкция: дать согласие на встречу посланцев вермахта на ничейной территории - на германо-голландской границе, в селении Венло. Оттуда "генерала" надлежало доставить на аэродром и переправить по воздуху в Лондон.

...В шестом часу утра девятого ноября Бест и Стивенз выехали из Гааги на машине. За рулем был лейтенант голландской разведки Клоп, игравший роль шофера. По дороге в дымке едва занимавшегося дня автомобиль неоднократно останавливали, а потом пропускали патрули голландской армии. Бест непрерывно курил, а Стивенз делал какие-то пометки в блокноте. Коллега спросил, что он записывает. Стивенз ответил: "Составляю список агентов, которых нужно будет эвакуировать, если Германия вторгнется в Голландию". Бест пошутил: "Если случится худшее, вам придется проглотить этот листок".

Вот и граница. Часовой поднял шлагбаум. Между германским и голландским постами находились таможня и кафе. Уже много лет спустя, после окончания войны, Бест, который хорошо знал это место, напишет: "Мне показалось, что ничейный участок выглядел необычно. Я заметил, что немецкий шлагбаум, перегораживавший дорогу, был поднят. Я почувствовал опасность... Но никого не было видно, кроме германского таможенного чиновника и девочки, игравшей с большой черной собакой".

На веранде кафе стоял знакомый англичанам Шелленберг и приветливо махал рукой. Приехавшие запарковали машину. И в этот момент с германской стороны на площадку стремительно вкатился автомобиль с автоматчиками в эсэсовской форме. Бест и Стивенз не успели опомниться, как эсэсовцы прокричали им, чтобы они выходили из машины. Голландский лейтенант в эту трагическую минуту повел себя мужественно. Он выхватил револьвер, выстрелил несколько раз в нападавших и побежал по диагонали к деревьям. Попытка оказать сопротивление стоила ему жизни - он попал в плен смертельно раненным. А многоопытные Бест и Стивенз покорно подняли руки, их разоружили, обыскали и отправили за германский пост.

Двое высокопоставленных офицеров Эм-ай-6 оказались в лапах гестапо. Последствия этого провала, пишут английские журналисты Р. Дикон и Н. Уэст, можно сравнить с потерей нескольких дивизий. Неизвестно, успел ли Стивенз уничтожить список своих агентов, который готовил по дороге в Венло, но оба разведчика держали их в памяти. Кроме того, они отлично знали структуру Эм-ай-6 и ее руководителей в Лондоне.

Нацистам не понадобилось прибегать к пыткам. Захваченные после войны архивы гестапо и абвера ясно свидетельствуют, что резиденты не упирались на допросах. Это помогло им заслужить благосклонность фашистов и сохранить жизнь, зато агентурная сеть Британии на оккупированных территориях была разгромлена.

Шелленберг, дослужившийся впоследствии до звания бригаденфюрера СС, утверждает в мемуарах, что лично он считал похищение в Венло преждевременным и предлагал продолжать игру. Однако эти планы нарушил сам фюрер. Дело в том, что незадолго до встречи на голландско-германской границе, в мюнхенской пивной, где должен был выступать Гитлер, была взорвана бомба. По-видимому, главари "третьего рейха" решили извлечь из этого инцидента максимальную пропагандистскую выгоду, обвинив во всем англичан. Шелленберг получил приказ форсировать операцию. А когда она была завершена, нацистский официоз "Фелькишер беобахтер" под громадными заголовками оповестил читателей об "аресте" английских агентов, причастных к покушению на Гитлера.

С тех пор минуло больше четырех десятков лет. В Лондоне не любят вспоминать эту историю. Еще бы! Ведь она показывает в истинном свете капитулянтов в правящих кругах, которые даже после оккупации вермахтом Польши и начала второй мировой войны мечтали сговориться с агрессором и направить его против Советского Союза. Но дело не только в этом. Похищение Стивенза и Беста осталось позорным пятном на репутации Эм-ай-6 и Эм-ай-5 (контрразведки), которые официальная пропаганда всегда изображала всемогущими и непогрешимыми.

Хотя этот ореол давно поблек, секретные службы по-прежнему пользуются огромным влиянием в правящих кругах. Фактически это влияние после войны даже выросло, так как теперь Эм-ай-5 и Эм-ай-6 действуют под непосредственным патронажем Соединенных Штатов, на которые сориентирована военная стратегия и внешняя политика Британии. Чэпмэн Пинчер, чрезвычайно осведомленный военный обозреватель (на Уайтхолле его считают своим), пишет, что английская разведка совместно с ЦРУ не только занимается шпионажем против социалистических стран, но и держит под "колпаком" многих лейбористских лидеров и руководителей профсоюзных и студенческих организаций на Британских островах. Функции английской и американской охранки, по свидетельству Пинчера, переплелись настолько тесно, что даже трудно определить грань, разделяющую полномочия ЦРУ и британских секретных служб.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2014
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://uk-history.ru/ "UK-History.ru: Великобритания"