Библиотека 
 История 
  Великобритании 
 Ссылки 
 О сайте 





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сити - город в городе

С южного берега Темзы открывается великолепный вид на Сити. На склоне холма, полого спускающегося к реке, сгрудились здания, устремляются вверх шпили и колокольни церквей. Над всем этим вздымается громада купола собора св. Павла, с которым пытаются соперничать строящиеся поблизости современные небоскребы из стекла и бетона.

Сити - маленький клочок земли, "одна квадратная миля", как любят говорить англичане, то есть менее двух квадратных километров. Но это - сердце Лондона и его колыбель. В наши дни Сити - крупнейший банковский центр, определяющий финансово-экономическую политику Англии. Здесь банки - английские и иностранные, биржи - Королевская, Фондовая, Хлебная, Угольная и другие, многочисленные конторы важнейших английских монополий и фирм, редакции крупнейших газет, Главный почтамт, центральный уголовный суд, известный под названием Олд Бейли.

По какой улице ни пройдешь - везде чинные ряды огромных каменных зданий, массивные чугунные кольца и ручки тяжелых дверей, гербы, напоминающие о почтенном возрасте и солидности предприятий. Так же как и многие другие здания Лондона, сложенные из белого портлендского камня, красивого, но легко впитывающего копоть и гарь, дома в Сити почернели, лишь выступы да карнизы и капители колонн вымыты дождями и влажными западными ветрами. Об этой своеобразной графичности Лондона много и часто пишут.

Сити - это город в городе. Здесь есть свой собственный лорд-мэр, избираемый на год, пожизненные олдермены и общинные советники - обычно владельцы банков или фирм, срок избрания которых в административные органы Сити один год. Здесь своя полиция. Ее легко узнать по гребню на каске и золотым пуговицам мундиров.

У Сити четко выраженные границы: на западе - квартал Темпл и переулок Чансери-лейн, на юге - Темза, на севере - Холборн, Смитфилд, Финсбери-серкус. На востоке Сити граничит с Тауэром.

Особенно определенно границы Сити обозначены с запада, со стороны Вестминстера, в котором издавна находились резиденции английских королей. И в наши дни у начала улицы Флит-стрит, символизируя границы Сити, стоит Темпл-бар-мемориал - памятник, сменивший в 1880 году массивные деревянные ворота - Темпл-бар, сооруженные еще в 1672 году. На высоком постаменте помещен раскинувший крылья геральдический грифон Сити, отлитый в бронзе скульптором Чарльзом Берчем. Два таких же грифона, только посеребренных, стоят с 1963 года и на набережной Виктории, там, где граница Сити подходит к Темзе.

Темпл-бар-мемориал
Темпл-бар-мемориал

В давние времена, въезжая с официальным визитом в эту часть города, правящий монарх должен был получить на то разрешение Сити. Памятью об этом древнем обычае, подчеркивавшем права и привилегии, завоеванные горожанами Лондона, служит традиционная церемония, совершающаяся и ныне у Темпл-бар-мемориала. Королевский кортеж останавливается, и, при большом стечении зрителей, лорд-мэр, в знак того, что он временно слагает свои полномочия, вручает монарху так называемый "жемчужный меч", который король тотчас же ему возвращает, лишь символически прикасаясь к усыпанной жемчугом рукояти.

Собираются толпы народа на улицах Сити и в ноябре каждого года, посмотреть, как новый мэр, после своего избрания, во главе торжественной процессии отправляется принести присягу в здании Суда. Весь церемониал этого выезда, парадное облачение мэра, мантия и драгоценная цепь, карета лорд-мэра, золоченая и расписная, изготовленная еще в 1757 году, привлекают живейшее внимание зрителей к этому эффектному зрелищу, ведущему свое начало еще с конца XIV века.

С середины XIX века, когда Сити уже превратился в чисто деловой район, там сложился своеобразный распорядок жизни. Больше всего народу здесь бывает по будням. В рабочее время скапливается около полутора миллионов человек. К вечеру почти вся эта масса людей покидает Сити. Нескончаемые людские потоки стремительно несутся по улицам. Даже солидных и невозмутимых клерков, всегда, в любую погоду появляющихся в черном котелке и при черном зонтике, увлекает этот водоворот. Битком набиты вагоны подземки, заполнены двухэтажные вместительные автобусы, улицы забиты автомобилями самых различных марок. На одном из бойких перекрестков у Английского банка в такое время за час проходит более шести тысяч машин. И это "дневное население" Сити все возрастает по мере появления новых гигантских зданий контор и оффисов, строящихся на местах домов, уничтоженных при воздушных налетах во время второй мировой войны.

Ночью в Сити остается всего лишь несколько тысяч человек - сторожей, уборщиков, служащих типографий.

Пусто в Сити и в воскресные дни. Гулко раздаются шаги одиноких прохожих, спешащих в церковь на утреннюю молитву, проносятся редкие автобусы, некоторые станции метро закрыты. Шумный, клокочущий город отдыхает.

Как раз в такие часы лучше всего знакомиться с Сити. В притихших, кажущихся теперь немножко музейными, улицах как-то ощутимее выступает многовековая история Лондона. Вдруг замечаешь, что этот суровый, деловой район города имеет свое неповторимое своеобразие, что среди чопорных, респектабельных, холодных громад притаилось немало еще памятников старины и редкостных архитектурных сооружений. Обнаруживаешь, что даже топография узеньких, кривых улиц Сити сохраняет многое от средневекового города, несмотря на изменения и перепланировки, которым подвергался за свою долгую историю этот район.

Если посмотреть на карту Сити, то видно, что здесь есть два основных композиционных центра: собор св. Павла и маленькая площадь, образованная скрещением восьми улиц, стекающихся к "сердцу Сити", знаменитой лондонской триаде: Английскому банку, Королевской бирже и Мэншн-хаузу - резиденции лорд- мэра Сити.

На первый взгляд все три здания на площади у Мэншн-хауза несколько схожи друг с другом. Их могучие портики, увенчанные фронтонами с аллегорическими скульптурами, явно рассчитаны на то, чтобы производить впечатление своим величием. Но стоит лишь немного присмотреться, и становится видна существенная разница между ними.

Мэншн-хауз - самая ранняя постройка. Она сооружена в 1739 - 1753 годах талантливым архитектором Джорджем Дансом старшим. От двух других зданий Мэншн-хауз отличается удачно найденными пропорциями и сочностью в трактовке деталей. Низкий рустованный первый этаж служит цоколем для двухэтажного строения с широким шестиколонным портиком коринфского ордера. В пышном фронтоне, венчающем портик, помещен скульптурный рельеф работы Роберта Тейлора, изображающий аллегорию Величия и Процветания Сити. С двух сторон к портику ведут лестницы с балюстрадой. Полукруглые и остроконечные фронтончики, чередуясь, венчают окна второго, главного этажа. Рассчитанный на торжественные приемы и одновременно являющийся резиденцией мэра, Мэншн-хауз выстроен в духе богатых особняков, которые английские архитекторы 1730 - 1750-х годов создавали в большом количестве, вдохновляясь творениями выдающегося зодчего позднего итальянского Возрождения Палладио.

Мэншн-хауз
Мэншн-хауз

В главном зале Мэншн-хауза, так называемом "Египетском", обычно проходят парадные приемы. Многочисленные статуи, украшающие этот зал, представляют единственное в своем роде собрание английской скульптуры середины XIX века на различные сюжеты английской литературы от Чосера до Байрона.

Небезынтересна и коллекция английского серебра XVIII - XIX веков, а также хранящиеся здесь эмблемы власти лорд-мэра: хрустальный жезл, возможно, еще англосаксонской работы, с золотым навершием XV века - лорд-мэр несет его во время коронационных торжеств; золотая цепь 1544 года, украшенная эмалевыми розами (эмблемой Тюдоров) и превосходным сардониксом в бриллиантовой оправе, на котором в 1799 году был вырезан герб Сити; уже упоминавшийся жемчужный меч, исполненный в XVI столетии, и ряд других, не менее ценных ювелирных изделий.

Стоящая рядом с Мэншн-хаузом Королевская биржа моложе его на сто лет. Предназначенная для деловых операций, она оформлена более строго и несколько суховато. Фронтон украшен рельефом работы Вестмакотта, изображающим Торговлю, которой оказывают почести лорд-мэр, английские и иностранные купцы. Однако по сравнению с Мэншн-хаузом все детали мельче и дробнее. В решении фасада Биржи проявились черты английского классицизма, характерные уже для XIX века. Законченное в 1844 году архитектором Уильямом Тайтом, здание Биржи явилось третьим по счету, стоящим на этом же месте. Первое, выстроенное в 1566 году, простояло сто лет, пока его не уничтожил пожар 1666 года. Второе, отстроенное Джарменом, сгорело в 1838 году.

От этих первых двух зданий Биржа Уильяма Тайта унаследовала план. Ее основную часть составляет огромный внутренний двор, сверху застекленный и обнесенный колоннадой. На стенах его помещены полотна английских художников конца XIX - начала XX века на сюжеты истории Англии. По традиции была сохранена и башня. Но она настолько не согласовывается ни по рисунку, ни по своим пропорциям со всем зданием, что о ее принадлежности к Бирже вначале просто не догадываешься. В одной из ниш башни помещена статуя Томаса Грэшэма, основателя первой биржи, а шпиль башни увенчан эмблемой Грэшэма - большим золоченым кузнечиком-флюгером, хорошо известным лондонцам.

Теперь Королевская биржа уже утратила былое значение. Ее зал используется для самых различных целей. Последнее время в нем экспонируются коллекции музея Гилдхолла - лондонской ратуши.

Что же касается действующей Фондовой биржи, то это шумное, живущее нервной, лихорадочной жизнью здание, малоинтересное в художественном отношении, находится тут же поблизости, за Английским банком.

Громоздкое здание Английского банка - или, как его иногда называют, "банка банков" - довлеет над тесной площадью. Это уже не одноэтажное строение, каким видели лондонцы банк на том же месте в XVIII и XIX веках. Ныне это семиэтажное сооружение с огромным портиком в центральной части главного фасада, вознесенным на уровень самых верхних этажей. Цоколь портика, украшенный рельефными гигантскими фигурами, в свою очередь лежит на колоннаде, протянувшейся по всей ширине здания. Однако, несмотря на огромные размеры, общая композиция фасада в целом кажется дробной и лишенной монументальности.

Воздвигнутое в 1921 - 1937 годах архитектором Гербертом Бй-кером это эклектичное и, можно сказать, претенциозное сооружение поглотило стоявшее здесь более раннее здание банка, считавшееся одной из интереснейших работ Джона Соуна - английского архитектора рубежа XVIII и XIX веков. От банка Соуна осталась фактически лишь коробка стен, а его строгие неоклассические интерьеры оказались полностью уничтоженными.

Широко известное в Лондоне здание Английского банка ныне вряд ли можно причислить к архитектурным достопримечательностям города.

Маленькая площадь Сити с ее Биржей, резиденцией мэра и учрежденным еще в 1694 году Английским банком в течение четырех столетий являлась своеобразным центром предпринимательской деятельности и крупных финансовых операций. Здесь и в ближайших кварталах, где разместилось множество банков, акционерных компаний и различных фирм, создавались огромные состояния, велась бешеная конкурентная борьба, заключались большие и малые сделки, организовывались колониальные захваты и, в конечном счете, определялась политика государства.

Сити. Королевская биржа и Английский банк
Сити. Королевская биржа и Английский банк

Падения и взлеты биржевых спекулянтов, скандальные открытия крупных финансовых афер сотрясали Сити и маленькую площадь в его центре, привлекали к ней внимание всей страны. События, происходившие в Сити, не только во многом определяли судьбы миллионов людей, населявших Британские острова, но и часто оказывали огромное влияние на многие отдаленные территории и государства.

Однако Сити, этот древнейший район Лондона, не сразу стал финансовым и банковским центром. В средние века здесь селились ремесленники и торговцы; названия улиц Сити до сих пор напоминают об этом отдаленном времени. Так, например, Английский банк стоит на Треднидл-стрит - улице "Иголки-нитки". По соседству расположены Молочная и Хлебная улицы. Поултри - название шумной магистрали, ведущей к площади у Банка, - можно перевести как "улица домашней птицы". Чипсайд, продолжением которого является Поултри, означает "район рынка", здесь была центральная рыночная площадь средневекового Сити.

Поблизости, замыкая перспективу улицы Кинг-стрит, расположен Гилдхолл - лондонская ратуша, в которой с XV века было сосредоточено управление городом, где проходили заседания магистрата и различных городских корпораций.

Здание Гилдхолла неоднократно перестраивалось, после того как было возведено в первой половине XV столетия. Его замечательные деревянные перекрытия XV века сгорели при пожаре 1666 года, а новые, представлявшие искусную копию старых, погибли в 1940 году. Но фасад Гилдхолла работы Джорджа Данса младшего, относящийся к 1788 - 1789 годам, сохранился.

Гилдхолл. Главный фасад
Гилдхолл. Главный фасад

Архитектор, обычно работавший в русле классического направления, обратился здесь к традициям готики. Верх окон заострен, как в зданиях позднего средневековья, широкие пилястры с каннелюрами завершаются навершиями наподобие готических башенок-пинаклей. При этом Данс сохранил старый портал Гилдхолла, который обычно датируют 1425 годом. Через него и нынче входят в ратушу.

Гордость Гилдхолла, еще со времен средневековья, составляет огромный зал в 46 метров длины. И хотя от средневекового холла остались лишь его пропорции да кое-где куски старой кладки, все же он может дать достаточное представление о значении этого помещения для старого Лондона. По своим размерам он уступал лишь залу королевского дворца в Вестминстере. Так же как в Вестминстер-холле, в зале ратуши в средние века проходили наиболее шумные судебные процессы.

Вплоть до настоящего времени в этом зале избирают лорд- мэра. В течение уже четырехсот лет под сводами зала по этому случаю устраивают торжественный банкет, на котором, начиная с первой половины XIX века, подают традиционный черепаховый суп. Речь, которую на этом банкете произносит премьер-министр, часто является программной, имеющей немаловажное политическое значение.

Если искать в Гилдхолле сохранившиеся части старой ратуши, то надо обязательно спуститься в его подвальное помещение. Здесь можно увидеть готические своды редкой красоты, хотя они должны были по своему назначению служить всего лишь опорой средневековому зданию. Эти своды, с сильно выступающими ребрами и широкими лопастями гладких плоскостей между ними, по праву считаются самыми выразительными среди тех, что сохранились от подземных сооружений средневекового Лондона.

При Гилдхолле находится картинная галерея и библиотека. Картинная галерея может доставить зрителю большое удовольствие своими полотнами, изображающими традиционные лондонские торжества и обычаи на протяжении веков. В библиотеке же находится великолепная коллекция гравюр и книг по истории Лондона.

На территории сегодняшнего Сити можно обнаружить целый ряд памятников старины. Главным образом это части отдельных зданий. Все они относятся к XII - XVI векам, исключение составляют еще более ранние остатки древней римской стены, окружавшей город.

Так же как в ратуше, в нескольких церквах хорошо сохранились средневековые крипты (подземелья). В треугольнике между улицами Элдерсгейт, Ньюгейт и Чартерхауз, северо-западнее ратуши, уцелело несколько построек, входивших в состав монастырей или являвшихся резиденциями духовенства.

Важнейшая среди них - церковь св. Варфоломея, известная под названием "Варфоломей Великий". Основанная в 1123 году, она является одним из трех наиболее значительных сооружений раннего средневековья, которые можно увидеть ныне в Лондоне.* Интерьер ее восточной части, сохранившей массивные аркады с цилиндрическими опорными столбами, в полную меру дает возможность почувствовать суровость и монументальность английской архитектуры романского стиля.

* (Два других - капелла св. Иоанна в Тауэре (конец XI века) и Круглая церковь в Темпле (ок. 1160 - 1185).)

'Варфоломей Великий'. Интерьер
'Варфоломей Великий'. Интерьер

Рядом с ней на улице Или-плейс стоит прекрасно сохранившаяся от начала XIV века Или-чэпел - домовая церковь лондонской резиденции епископа города Или. По своим размерам она уступает прославленным в истории не только английской, но и европейской архитектуры капеллам св. Георгия в Виндзорском замке (1493 - 1516), Королевского колледжа в Кембридже (ок. 1446 - 1515), капелле Генриха VII в Вестминстерском аббатстве (1503 - 1519). В Или-чэпел нет тончайшего кружева поздних готических каменных сводов. Но зато она привлекает своей интимностью, миниатюрностью, большей человеческой теплотой, вложенной в нее строителями. Наверное, прославленные в старом Лондоне епископские сады были очень подходящим фоном для этого здания.

Капелла была создана в период расцвета в Англии готической архитектуры и бурного развития строительной техники. Однако она интересна не виртуозными конструктивными решениями перекрытий огромных пролетов, столь характерных для готических зданий, а прежде всего своими замечательными окнами. Основное внимание здесь было обращено на красоту оконных переплетов, разнообразие их рисунков, подбор витражей, окрашивавших лившийся сквозь них свет в яркие тона, что придавало интерьеру нарядность и праздничность. Особенно хороши огромные стрельчатые окна восточного и западного фасадов.

Оформление оконных проемов является лишь отдельным, частным элементом готического стиля, но при этом столь выразительным, что английские исследователи даже берут его за основу принятой ими периодизации памятников английской готики. Сочетание ланцетовидного узора оконных переплетов, характерного для ранней английской готики XIII века, и богатого орнамента криволинейных форм, появляющегося в XIV столетии, дало основание определить дату постройки капеллы - около 1300 года.

Неподалеку, восточнее Или-чэпел, в переулке Сент-Джонзлейн можно увидеть живописные позднеготические ворота с башнями и надвратными помещениями, относящиеся к 1504 году. Это бывший вход в монастырь св. Иоанна, основанный еще в 1100 году и упраздненный Генрихом VIII, хотя здания продолжали стоять до середины XVI века, В дальнейшем этому архитектурному памятнику суждено было войти в историю английской культуры как месту, где в 1731 году начал издаваться один из старейших английских журналов - "Джентельменз Мэгэзин".

На площади Чартерхауз-сквер частично сохранились помещения богатого дома XVI века, включающего в себя остатки стоявшего ранее на этом месте монастыря XIV столетия. В начале XVII века здесь был открыт известный в истории Лондона приют для бедных - Чартерхауз, неоднократно упоминаемый в произведениях английских литераторов. Основанная тут же небольшая школа для бедных мальчиков вскоре превратилась в крупное учебное заведение, в стенах которого получили образование Эдмунд Спенсер, Теккерей и другие известные деятели английской культуры.

Все названные здесь памятники лежали за пределами стен Сити. Это обстоятельство если и не уберегло их от позднейших перестроек, то во всяком случае спасло от пожара 1666 года, уничтожившего почти все, что находилось внутри стен. Как уже упоминалось, в огне сгорело тринадцать тысяч двести домов, и Сити пришлось отстраивать заново.

В память об этом событии, надолго запомнившемся лондонцам, архитектором Реном в 1671 - 1677 годах* был воздвигнут памятник - "Монумент", как его называют в Англии. Это высокая, покрытая каннелюрами колонна дорического ордера, которую завершает купол, увенчанный бронзовым навершием в виде урны с языками пламени. Прототипом явно служила знаменитая римская триумфальная колонна Траяна. Поэтому Рен предполагал вначале поместить на вершине "Монумента" статую Карла II, в правление которого случился пожар. Этот проект был отклонен.

* (Совместно с архитектором Робертом Хуком.)

Памятник стоит поблизости от Лондонского моста. По преданию, считается, что его высота - 61,5 метра - как раз соответствует расстоянию от "Монумента" до лавки пекаря в Пуддинговом переулке, где начался пожар. Триста сорок пять ступеней внутри ствола колонны ведут на ее вершину, откуда открывается широкая панорама Сити.

Конечно, раскинувшийся внизу город мало чем напоминает Лондон, возродившийся из пепла в конце XVII века, Лондон, каким хотел его видеть Кристофер Рен, немало вложивший своего труда в восстановление города. Но и сейчас те церкви, которые Рен выстроил в Сити после пожара, остаются в числе главных архитектурных ценностей Лондона.

В тесном, густо населенном в то время Сити, разделенном на множество приходов, было колоссальное количество церквей.

К моменту пожара их насчитывалось сто восемь. Из восьмидесяти семи сгоревших церквей предстояло восстановить пятьдесят, и вся эта огромная работа была поручена Рену. Лишь двадцать семь из них сохранилось до наших дней. Не все они равноценны по своим художественным достоинствам, но многие вошли в золотой фонд английской архитектуры неповторимым разнообразием своих планов, гармоничной цельностью интерьеров, бесконечной изобретательностью рисунка колоколен. Все колокольни хорошо видны со смотровой площадки "Монумента".

У самого Лондонского моста стоит церковь св. Магнуса. Ее большая массивная четырехугольная башня увенчана могучим восьмигранным фонарем под свинцовым куполом. Изящные пилястры охватывают фонарь. Купол завершается шпилем-обелиском.

'Монумент' и церковь св. Магнуса
'Монумент' и церковь св. Магнуса

На полпути между Банком и собором св. Павла виднеется силуэт колокольни известнейшей лондонской церкви Сент-Мери-ле-боу (1670 - 1683). Церковь стоит на Чипсайде, улице, которая в средние века была центром города. Недаром в Лондоне издавна считалось, что человек, родившийся в той округе, где слышны колокола Сент-Мери, - истинный, настоящий лондонец, "коккни".

Сент-Мери-ле-боу
Сент-Мери-ле-боу

Колокольня Сент-Мери-ле-боу может быть причислена к самым красивым из созданных Реном. Высокую стройную башню венчают две легкие ротонды, поднимающиеся одна над другой. Охваченные колоннадой, они кажутся воздушными. Верхнюю - меньшую - поддерживают изогнутые волюты, как бы напоминая о том, что отличительной чертой старой, стоявшей здесь до пожара церкви были арки, несшие небольшой шпиль, отсюда и название - Мери-ле-боу: Мария "арочная". Соблюдая традицию, Рен также завершает свое строение шпилем, украшенным флюгером-драконом.

Дальше к западу выделяется колокольня церкви Сент-Брайд на Флит-стрит. Самая высокая из всех возведенных Реном (69 м), она состоит из пяти прорезанных арками, уменьшающихся в размерах восьмигранников, поставленных один на другой. Основанием им служит башня, украшенная пилястрами и фронтонами. На ее углах, так же как в церкви Сент-Мери-ле-боу, - навершия, отдаленно напоминающие средневековые пинакли. Вся композиция завершается сравнительно коротким шпилем.

В колокольнях Рена, чисто по-английски, легко сочетаются черты классицизма и готики, тех двух главных архитектурных стилей, интерес к которым не увядал в Англии вплоть до XX столетия.

Достоинства церкви св. Стефана на улице Уолбрук (1672 - 1677) можно оценить только тогда, когда войдешь в нее. Снаружи она малоинтересна. Как всегда в церквах Сити, ее фасад зажат домами и не привлекает особого внимания. Колокольня церкви также маловыразительна, небольшой шпиль как бы спрятался за широкой балюстрадой. Но зато интерьер, более просторный, чем можно было бы ожидать, очаровывает спокойной гармонией классических, сдержанных форм. На первый взгляд простой и четкий по своему решению, он, однако, таит в себе много неожиданного.

Церковь св. Стефана. Интерьер
Церковь св. Стефана. Интерьер

Стоя у входа, воспринимаешь внутреннее пространство сильно удлиненным, хотя в плане церковь представляет собой прямоугольник, длина которого не намного превосходит ширину. Вначале кажется, что церковь задумана и решена как традиционная базилика с широким центральным и узкими боковыми нефами. Ряды стройных коринфских колонн подчеркивают это впечатление. Ощущение развивающейся перспективы и уходящего вглубь пространства поддерживается обилием света в алтарной части, льющегося через витражи, занимающие значительную часть восточной стены. Но стоит сделать несколько шагов вперед, и вдруг неожиданно обнаруживаешь, что большая часть здания занята подкупольным пространством, а сам купол, чисто классический, с венками и розетками, заполняющими кессоны, и есть важнейшая часть всего сооружения, определяющая наибольший эффект интерьера. Тогда начинаешь понимать, что длина здания относительно невелика, а его объем в первую очередь подчинен куполу.

Перекрытие куполом квадратного в плане основания уже неоднократно применялось в западноевропейской архитектуре: в сооружениях зодчих Италии и Франции можно найти немало тому примеров. Однако следует отметить новизну этого приема для Англии. Купол церкви св. Стефана - один из ранних в строительной практике английских архитекторов. В еще большей мере заслуживает внимания и даже удивления, как своеобразно, свободно и смело Кристофер Рен решил эту задачу.

В основном купол церкви св. Стефана покоится на четырех арках. Архитектор отказался здесь от массивных опорных столбов. Углы подкупольной части здания срезаны по диагонали еще четырьмя арочками, лежащими на стройных колоннах. Эти арочки открывают находящиеся за ними вверху над карнизом оконные проемы. Таким образом, центральное подкупольное пространство оказалось залито светом, а основание купола украсилось приятной для глаза линией восьми ритмично следующих друг за другом по кругу арок. Сам же купол, изящный и утративший тяжесть, как бы парит в воздухе.

Многообразная и широкая строительная практика Кристофера Рена, решение различных сложных технических и архитектурно- художественных задач, создание столь изысканных интерьеров, как в церкви св. Стефана, послужили хорошей подготовкой, своего рода "генеральной репетицией" к важнейшему делу всей жизни Рена - собору св. Павла, начатому 21 июня 1675 года и законченному через тридцать пять лет в 1710 году.

Собор св. Павла - наиболее выдающееся здание лондонского Сити. Он уже давно вошел в историю английского и мирового искусства как интереснейший архитектурный памятник, постоянный объект горячего интереса и самих англичан, и миллионов туристов, приезжающих в столицу Великобритании.

Собор св. Павла. Вид со стороны Флит-стрит
Собор св. Павла. Вид со стороны Флит-стрит

Собор св. Павла. Вертикальный разрез
Собор св. Павла. Вертикальный разрез

Существующее ныне здание стоит на том же месте, где еще в VII веке была возведена церковь, посвященная св. Павлу, считавшемуся покровителем и заступником Сити. В течение всего средневековья неоднократно перестраивавшийся старый Сент-Пол был средоточием общественной жизни Лондона и наряду с ратушей считался главным зданием Сити. После пожара 1666 года перед Кристофером Реном была поставлена трудная задача не просто восстановить сгоревшую постройку, каменный остов которой частично сохранился, а создать новое грандиозное сооружение - крупнейший протестантский храм, который должен был противостоять самому значительному католическому храму - собору св. Петра в Риме. Для строительства Сент-Пола парламентом были изысканы средства за счет введения налога на уголь, привозимого в Англию морским путем. Если учесть значение угля для англичан, станет очевидным, что это грандиозное здание по существу выстроено на деньги, собранные с миллионов лондонцев и жителей других городов и деревень Англии.

Ныне трудно представить себе Лондон без собора св. Павла. Колоссальное сооружение, стоящее к тому же на холме, оно прочно вписалось в панораму центральной части города. Купол собора возвышается над Лондоном и давно уже стал органичной и неотъемлемой частью его силуэта. До последнего времени Сент-Пол оставался самым высоким лондонским зданием - он поднялся ввысь на 111 метров! Даже сейчас, когда в Лондоне построено уже немало многоэтажных, высотных домов, собор св. Павла сохранил роль композиционного центра в ансамбле Сити и прилегающих к нему районов. Можно только догадываться, какое грандиозное впечатление он производил в начале XVIII века, когда весь Лондон был двух-четырехэтажным.

Собору тесно в Сити. Его почти вплотную обступили дома, перед ним нет никакой площади. Улица Ладгейт-хилл, подходя к собору, разделяется на два рукава, обтекая этого гиганта. Образовавшуюся перед ступенями главного входа небольшую площадку замостили каменными плитами и обнесли полукружием низких гранитных столбиков. До 1873 года здесь была высокая ограда, в еще большей мере закрывавшая и без того недостаточный вид на здание. Ныне с западной стороны она снята, но частично сохранена у остальных фасадов. Эта ограда, изготовленная в 1714 году, заслуживает пристального внимания, так как представляет собой редкий образец английских изделий из кованого железа начала XVIII века.

Почти в центре площадки, у главного входа в собор, через два года после завершения его строительства был поставлен памятник правившей тогда в Англии королеве Анне (в настоящее время - реплика 1886 г.). Однако площадка настолько мала, что оценить, какое место в общей композиции занимает этот памятник, оформляющий замкнутое пространство перед собором, можно разве лишь посмотрев с верхних этажей соседних домов.

Со стороны главного, западного фасада собор наиболее эффектен. Первое, что обращает на себя внимание, - это огромный портик, почти тридцатиметровой высоты. К нему ведут два марша широких ступеней. Необычность портика состоит в том, что он расчленен на два яруса и имеет шесть пар колонн в нижнем и четыре пары в верхнем ряду. Его венчает фронтон со скульптурной композицией на сюжет "Обращения Савла" работы Френсиса Берда - одной из немногих монументальных композиций в Англии начала XVIII века. Двухъярусное решение портика, весьма вероятно, оказалось вынужденным для архитектора, очевидно, понимавшего, что это может нарушить цельность впечатления и фасад не получит должной монументальности. Первоначальные проекты Рена предусматривали другой портик - гигантского ордера. Однако в каменоломнях не нашлось монолитов необходимой величины, и эту мысль пришлось оставить.

Две башни-колокольни возвышаются по обе стороны портика. В той, что справа, находится самый большой колокол Англии - "Большой Пол", весящий 16 тонн. Эти башни, возводившиеся уже к концу строительства, в 1706 - 1708 годах, имеют спаренные колонны на углах, выступы и западины, сильно изрезанную линию карниза и представляют наиболее беспокойную и динамичную по формам часть здания. В них явно чувствуется воздействие архитектуры барокко, с образцами которой Рен познакомился во время поездки во Францию в 1665 году. Башни собора по своему стилю несомненно контрастны портику и куполу, однако Рен умело объединяет их в одно целое. Крайние пары колонн нижнего яруса портика закрывают внутренние углы башен, тем самым органично соединяя их с центральной, основной частью собора. Величественный купол, в свою очередь, увенчан световым фонарем, повторяющим форму башен. Эта перекличка архитектурных мотивов придает всему сооружению цельность, несмотря на большое разнообразие примененных форм и декоративных элементов.

Собор св. Павла. Вид с юго-востока
Собор св. Павла. Вид с юго-востока

Собор св. Павла. Западный фасад
Собор св. Павла. Западный фасад

Купол составляет главную достопримечательность собора св. Павла. Лучше всего его можно рассмотреть с юго-восточной стороны. В последние годы отсюда открылся вид на собор, после того как были убраны здания, разрушенные во время войны. В художественном отношении купол - наиболее убедительная и удачная часть всего сооружения. Учтя достижения своих предшественников в этой области, и прежде всего великих итальянцев Браманте и Микеланджело, Рен создал собственный оригинальный вариант. Ему удалось воплотить заветную мечту - подарить Лондону купол, который не уступал бы куполу собора св. Петра в Риме и другим прославленным образцам Италии и Франции.

Возведенный Реном купол поднят на очень высокий барабан, охваченный двумя ярусами колонн. Он отличается величественным спокойствием форм. Его стремление ввысь умеряет не только отсутствие сильно выступающих ребер, но и две великолепные галереи, опоясывающие его: "каменная" у основания второго яруса колонн барабана и "золотая", наверху, у основания фонаря.

В техническом отношении творение Рена представляет триумф инженерной мысли Англии начала XVIII века. В его решении сказался талант Рена - ученого и выдающегося математика.

Купол собора св. Павла - тройной. Человеку, осматривающему собор снаружи, видна только его внешняя свинцовая оболочка. Она лежит на деревянной конструкции. В свою очередь, эту конструкцию, так же как и многотонную башенку светового фонаря, венчающую купол, несет кирпичный конус - самая главная часть всего сооружения. Конус полностью скрыт также и от глаз зрителей, находящихся внутри собора, так как под ним расположен еще один, внутренний купол, мягкой полусферой перекрывающий подкупольное пространство и имеющий в центре отверстие, через которое взгляд уходит в кажущуюся беспредельной высоту - к световому фонарю на вершине. Замечательный инженерный расчет Рена выдержал не только проверку временем. Он подвергся суровому испытанию во время войны, когда бомбы падали в непосредственной близости от собора и даже повредили сам собор в его восточной части. Но, несмотря на все колебания почвы и сотрясения, купол, вознесенный Реном на стометровую высоту, великолепно сохранился.

Собор св. Павла. Интерьер
Собор св. Павла. Интерьер

У основания внутреннего купола находится еще одна галерея, так называемая "галерея шепота", знаменитая своим акустическим эффектом. Слово, сказанное совсем тихо на одной ее стороне, явственно слышно у противоположной стены, хотя диаметр купола достигает в этом месте 32 метров. Именно с этой галереи лучше всего видны росписи купола, исполненные в 1716 - 1719 годах художником Торнхиллом. Монументальная живопись не получила в английском искусстве достаточного развития, и скромные монохромные росписи Торнхилла на сюжеты деяний апостола Павла относятся к числу наиболее известных.

Осматривая собор снаружи, удивляешься его длине - 175,5 метра! Замечаешь также, что знаменитый купол венчает здание, имеющее в плане форму удлиненного, "латинского" креста. Особенно же отчетливо это видно, когда стоишь под куполом в центре собора. В основе всего сооружения лежит конструкция, типичная для английских средневековых церквей: три длинных нефа, пересеченных почти посередине здания поперечным тройным трансептом.

На таком традиционном плане настаивало консервативное английское духовенство. Сам Рен хотел видеть свое здание несколько иным, более близким формам итальянского Возрождения. И хотя ему приходилось считаться с официальными требованиями, тем не менее всюду, там, где это было хоть в малейшей степени возможно, Рен настойчиво проводил в жизнь свои замыслы. Английские исследователи с неизменным удивлением отмечают, что собор, выстроенный Реном, за исключением плана, фактически не имеет почти ничего общего с проектом (последним из трех), утвержденным в 1675 году к строительству. Воспользовавшись разрешением менять в ходе строительства отдельные детали, Рен, по сути дела, внес много существенных изменений.

Декоративное оформление собора св. Павла отличается относительной сдержанностью. В соответствии с обрядностью англиканской церкви, в нем нет обильной лепки, позолоты, скульптур, нашедших столь широкое применение в убранстве католических церквей Европы. Но зато интерьер поражает грандиозностью заключенного в нем пространства, совершенством самих архитектурных форм, мастерством исполнения каждой детали и высоким уровнем отделочных работ. Здесь можно увидеть превосходную резьбу по камню, великолепные балюстрады и решетки кованого железа. Впрочем, первоначальный облик сохранился далеко не во всем интерьере собора. Меньше всего переделкам подверглись нефы. В 1860 году был учрежден специальный денежный фонд для "украшения" интерьера. Тогда-то и появились статуи над "галереей шепота", а подкупольное пространство и алтарная часть засверкали мозаиками, что внесло заметные изменения в первоначальный облик здания.

Самое ценное в убранстве собора св. Павла - сохранившиеся в алтаре от конца XVII - начала XVIII века великолепные ажурные, кованого железа решетки работы Жана Тижу и замечательные резные деревянные скамьи в хоре собора, исполненные известным английским скульптором конца XVII века Гринлингом Гиббонсом. Скамьи представляют собой сложную композицию грандиозных размеров, в которую включены колонны коринфского ордера, сочные гирлянды из цветов и фруктов (любимый орнаментальный мотив Гиббонса), ажурные решетки, волюты, головки херувимов. Это превосходный образец тончайшей резьбы по дереву, исполненной с большим размахом и высоким художественным совершенством.

Гринлинг Гиббонс. Резные скамьи в соборе св. Павла. Деталь
Гринлинг Гиббонс. Резные скамьи в соборе св. Павла. Деталь

Достойно украшает собор и орган 1694 года - один из лучших в Англии.

С конца XVIII века собор св. Павла стал традиционным местом захоронений английских знаменитостей. Здесь нашли свой последний приют некоторые деятели английской литературы и искусства: первый президент Королевской Академии художеств Рейнольдс, известный лексикограф доктор Сэмюэль Джонсон, крупнейший английский пейзажист Тернер. Со временем в соборе образовался мемориальный "уголок художников", в противоположность "уголку поэтов" Вестминстерского аббатства. Но в основном собор св. Павла стал усыпальницей английских военачальников. Многочисленные надгробия украшены скульптурами полководцев XIX века в древнеримских тогах и сандалиях, изображениями военных кораблей, пушек, различных военных атрибутов. Большинство надгробий похоже одно на другое и в художественном отношении малоинтересно. Привлекают внимание гранитный и порфировый саркофаги крупнейших деятелей военной истории Англии Нельсона и Веллингтона, находящиеся в крипте собора. Но, может быть, самое выразительное, запоминающееся надгробие в соборе св. Павла - это мемориальная плита у могилы создателя Сент-Пола Кристофера Рена, на которой по-латыни написано: "Если ты ищешь памятник - посмотри вокруг".

Когда Рен делал свои первые проекты сооружения собора, ему было немногим более тридцати лет. Когда же в 1711 году парламент объявил строительство законченным, архитектор приближался уже к восьмидесятому году своей жизни.

Короткая и неширокая улица Ладгейт-хилл спускается от собора св. Павла и, нырнув под железнодорожный мост (большинство вокзалов Лондона находится в центре города), выходит на маленькую площадь Ладгейт-серкус, сплошь застроенную домами XIX века. Здесь проходила граница средневекового Сити, и старые городские ворота стояли еще до 1760 - 1761 годов, хотя граница Сити уже отодвинулась дальше к западу, до той черты, где ныне стоит Темпл-бар-мемориал. Как раз в этом отрезке Сити находится одна из самых известных лондонских улиц - Флит-стрит, тесно связанная с литературным миром в прошлом, газетно-журнальный центр Англии в настоящем.

Здесь в тавернах и харчевнях - своего рода общественных клубах Лондона XVIII века - шумели литературные споры. В существующей и поныне маленькой гостинице "Старый чеширский сыр", по преданию, часто встречались автор "Векфильдского священника" драматург Голдсмит и литературный критик, ученый, лексикограф Сэмюэль Джонсон. Здесь же, слушая их разговоры, Джон Босвелл делал свои заметки, из которых впоследствии составилась "Жизнь Сэмюэля Джонсона" (1791) - один из лучших и самых ранних образцов литературной биографии. Рядом с Флит-стрит начал свой путь известный юмористический журнал "Панч". Завсегдатаем "Таверны дьявола" у начала Флит-стрит, на месте которой давно уже стоит здание банка, был прославленный автор "Путешествий Гулливера" Джонатан Свифт, а еще раньше, в шекспировские времена, - крупнейший английский драматург Бен Джонсон.

Флит-стрит. Гостиница 'Старый чеширский сыр'
Флит-стрит. Гостиница 'Старый чеширский сыр'

Флит-стрит сегодня - это никогда не засыпающий, шумно и напряженно работающий мир непрерывно действующих телетайпов и ротационных машин, средоточие телеграфных агентств, издательств, редакций крупнейших газет и журналов, английских и иностранных, утренних, дневных и вечерних, лондонских и провинциальных. Огромным потоком сюда стекается и немедленно обрабатывается информация со всего мира. Тут же рождается множество сенсационных сообщений, которые через несколько часов тиражом в десятки миллионов экземпляров распространяются по всей стране.

Сотни газет и журналов, издающихся на Флит-стрит, находятся в руках пяти-шести компаний, принося им огромные прибыли. Вместе с тем эта хорошо налаженная пропагандистская машина чутко реагирует на требования большого бизнеса и в интересах крупнейших политических группировок создает и формирует общественное мнение страны.

Среди громоздких сооружений на Флит-стрит в архитектурном отношении наиболее значительно здание газеты "Дейли экспресс", выстроенное в 1931 году Эллисом и Кларком в сотрудничестве с архитектором Оуэном Уильямсом. Оно сразу же выделяется подчеркнутой упрощенностью и вместе с тем оригинальностью наружного оформления. Это один из самых ранних памятников современной английской архитектуры, предвестник тех зданий, которые только в последние годы начали во все возрастающем количестве появляться в Лондоне.

Однако стоит пройти совсем немного в сторону Темпл-бара, от которого берет свое начало Флит-стрит, как попадаешь в совершенно иной Лондон - Лондон, где современность облечена в сугубо традиционные, стародавние формы, попадаешь в один из самых своеобразных уголков города, где по сей день сохраняется особый уклад жизни, в какой-то мере существует свой специфический язык, где за фасадами домов XIX века, выходящими на Флит-стрит и Стрэнд, спрятался удивительный архитектурный ансамбль, самому старому зданию которого почти восемьсот лет. Это юридический Лондон - владения корпораций английских адвокатов, с XIV века лежащие на западной границе Сити. Они протянулись на добрый километр от Темзы до Холборна, перешагнув через Холборн.

Адвокатура издавна играла громадную роль в Англии, так как система английского судопроизводства всегда отличалась крайней сложностью. Даже в наши дни адвокату надо знать не только решения парламента, но и многочисленные судебные прецеденты, обычаи и традиции вековой давности. Разбираться во всех юридических тонкостях, правовых нормах и вести дела в судах здесь крайне трудно. Не случайно поэтому особое значение в Англии издавна приобрела специальная система обучения адвокатов их сложному ремеслу. Это обучение осуществляется юридическими корпорациями - школами (иннами), возникшими еще в XIII веке и вплоть до наших дней процветающими в Лондоне. Четыре корпорации считаются главными: Иннер- и Миддл-Темпл, Линкольнз-инн и Грейз-инн. Их названия распространяются и на занимаемые ими кварталы у начала Флит-стрит.

В Иннер-Темпл входят через низенькую подворотню редкостного здания - одного из немногих деревянных домов в Лондоне, построенных еще до пожара 1666 года. Оно сразу же привлекает внимание своим необычным для современного города обликом. Острые коньки крыши. Деревянные верхние этажи нависают над нижним - каменным. На некогда белой, оштукатуренной стене выделяются окрашенные в черный цвет бревна каркаса здания. Четко вырисовываются сильно выступающие окна в тяжелых дубовых рамах, разделенные переплетом на множество маленьких квадратиков. В средние века такие жилые дома заполняли улицы Сити. Низкие своды его подворотни, ведущей в древний квартал Лондона, сохраняют черты своей далекой эпохи и рождают у человека ощущение контраста по отношению к шумной и стремительной жизни, оставшейся позади Флит-стрит и соседних улиц.

Свое название квартал Темпл получил от находившегося на этом месте еще в XII - XIV веках монастыря рыцарей тамплиеров. В 1308 году монастырь был упразднен Эдуардом II, и со второй четверти XIV века Темпл был превращен в училище права.

Темпл состоит из небольших, мощенных плитами серого камня, чаще всего прямоугольных дворов, обстроенных трех- или четырехэтажными домами из красного кирпича, с белыми наличниками дверей и окон. В первых этажах - служебные помещения, в верхних - жилые комнаты. Несмотря на перестройки XIX века и большие повреждения, нанесенные войной, - это один из немногих уголков города, где можно получить представление о Лондоне конца XVII - начала XVIII века. Здания того типа, который преобладает в Темпле, стали появляться еще до пожара 1666 года, но получили особенно широкое распространение уже после пожара благодаря Рену. В комбинации этих двориков, лежащих на разных уровнях (Темпл расположен на склоне холма, спускающегося к Темзе), узких переходов между ними, лесенок, старинных подворотен, газонов и деревьев и заключено своеобразие и очарование этого кусочка старого Лондона.

Миддл-Темпл-холл. Интерьер
Миддл-Темпл-холл. Интерьер

В Темпле все рождает исторические и литературные ассоциации. Одним из студентов Миддл-Темпла был Чосер. Здесь работали Томас Мор и Ричард Бринсли Шеридан, часто бывал Диккенс, жили Сэмюэль Джонсон и замечательный английский драматург Оливер Голдсмит. В Иннер-Темпл находится и могила Голдсмита - одинокое надгробие в углу двора, рядом с церковью.

Круглая церковь Темпла, несмотря на полученные в войну повреждения и многочисленные реставрации, остается одним из самых ценных памятников средневековой архитектуры в Лондоне. Выстроенная в 1160 - 1185 годах, она принадлежала еще монастырю тамплиеров. Зубчатый парапет башни, массивные выступающие контрфорсы придают этому сооружению облик крепости. По всей Англии насчитывается лишь четыре подобные церкви.

Миддл-Темпл-холл. Вид со стороны Фонтанного дворика
Миддл-Темпл-холл. Вид со стороны Фонтанного дворика

Особенно большое впечатление оставляет интерьер церкви, в котором прослеживаются различные этапы строительства здания. Алтарная, прямоугольная часть была закончена в 1240 году. По контрасту с ее легкими стрельчатыми сводами, залитыми светом, еще сильнее выступает суровость облика более ранней круглой церкви с массивной каменной кладкой и щелями-окнами. Церковь примечательна не только своей архитектурой, но и надгробиями, изображающими средневековых рыцарей в полном вооружении, лежащих на плоских черного мрамора плитах, вделанных в изразцовый пол.

Каждая из юридических корпораций, кроме церкви, имела библиотеку и холл для торжественных обедов и церемоний. Не все они сохранились, многие перестроены. Но холлы Миддл-Темпла и Линкольнз-инн заслуживают специального внимания.

В юридических кварталах Лондона

Особенно известен холл в Миддл-Темпле, начатый еще до 1562 года и законченный в 1570 году. Он представляет собой отдельно стоящее прямоугольное кирпичное здание, длиной в 43 и шириной в 31 метр. Наиболее примечателен его интерьер и, в частности, великолепные ажурные дубовые перекрытия. Подобные перекрытия холлов составляли славу и гордость английских резчиков по дереву и получили наибольшее распространение в средние века. Те, что украшают Миддл-Темпл-холл, - одни из лучших в Лондоне, наряду с более ранними перекрытиями Вест-минстер-холла и холла во дворце Хэмптон-корт, близ Лондона.

Замечательна в Миддл-Темпл-холле и другая неотъемлемая часть оформления подобных залов: это высокий "экран", отделяющий вход в зал от его основной, большей по размерам, части. Он богато украшен резными деревянными колонками, кариатидами, арками, картушами. Покрытый сплошным резным орнаментом, он представляет великолепный образец декора, характерного для Англии XVI века.

2 февраля 1601 года в этом зале была поставлена "Двенадцатая ночь" Шекспира. Пожалуй, это единственное сохранившееся в Англии здание, где современники Шекспира видели его пьесы.

Северный фасад Миддл-Темпл-холла выходит в поэтичный Фонтанный дворик, воспетый многими литераторами Англии. Фонтанный дворик с его старыми вязами переходит в спускающиеся к Темзе сады Темпла. Здесь, по свидетельству Шекспира, были сорваны розы, ставшие эмблемами дома Йорков и дома Ланкастеров в кровопролитной феодальной войне, известной под названием войны Алой и Белой розы. Клумба с белыми и красными розами по традиции существует и ныне у западного фасада Миддл-Темпл-холла.

Не меньшую ценность, чем Темпл, представляет и Линкольнз-инн. Надвратная башня 1518 года, кирпичные дома конца XVI века, с островерхими крышами и "обоймами" замысловатых печных труб, холл с деревянными перекрытиями 1490 - 1492 годов - представляют архитектурный ансамбль, не уступающий Темплю, особенно если учесть его хорошую сохранность.

Весь район по соседству с Линкольнз-инн был раньше занят помещениями, принадлежавшими школам, в которых готовились к поступлению в юридические корпорации. Единственно, что от них сейчас сохранилось, - это здание на Холборне, известное под названием Стейпл-инн, которое, наряду с уже упоминавшимся домом на Флит-стрит, является редчайшим памятником жилой архитектуры Лондона конца XVI века, пережившим пожар и сохранившим свой облик в последующих перестройках.

Стейпл-инн на Холборне
Стейпл-инн на Холборне

В 1868 - 1882 годах район старых юридических подворий пополнился новым сооружением. На стыке Стрэнда и Флит-стрит, у самого Темпл-бара, по проекту архитектора Дж. Стрита было построено здание судебных установлений, широко известное ныне в Лондоне как здание Суда. Оно настойчиво обращает на себя внимание внушительными размерами, массивной башней с часами, вереницей башенок поменьше, стрельчатой аркадой и окнами, напоминающими по своим линиям английскую раннюю готику. Это своего рода "вольная композиция на готические темы", подчеркивавшая некую преемственность: до постройки этого здания суд заседал в древнем готическом зале Вестминстерского дворца.

Здание Суда
Здание Суда

Среди всех районов Лондона Сити несомненно в наибольшей мере имеет свое специфическое лицо. Контрасты старого и нового, традиционного и современного, присущие всему городу, особенно ощутимы в этом районе тесных, кривых улочек, напоминающих о древней истории Сити.

Сегодняшний Сити поистине многолик. Рядом с огромными зданиями банков, промышленных и торговых компаний, воздвигнутых в недавнее время, стоят сооружения многовековой давности - каменные страницы летописи, запечатлевшей сложный путь развития города, изменения уклада жизни, его быта и традиций. Среди многих зданий контор и различных официальных учреждений размещается большое число уникальных памятников, отразивших эволюцию архитектурных форм, художественные вкусы прошлых эпох, произведения, вошедшие в историю мирового искусства. Шумные, многолюдные, перегруженные транспортом улицы - и рядом - переулки с редкими прохожими и тишиной, удивительной для центра многомиллионного города.

В последние годы многое начинает меняться в Сити. В результате разрушений военного времени образовались пустые участки, открывшие возможность новой застройки. Рядом с собором св. Павла, а также севернее Гилдхолла возводится значительное число многоэтажных зданий современных архитектурных форм. В квартале Барбикэн строительство небоскребов совмещают с сооружением автотрасс, целиком отделенных от территории, предназначенной для пешеходов. Она поднята на уровень вторых этажей и состоит из различных переходов, мостов, галерей. Предполагается возродить и давно уже отсутствующие в Сити торговые центры. Все это, несомненно, существенно меняет облик Сити, и контрасты между его древними памятниками и современностью становятся еще более резкими и неожиданными.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2014
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://uk-history.ru/ "UK-History.ru: Великобритания"